07.03.2019

Калашникова о родах в элитной клинике.



Анна Калашникова ведет свою авторскую колонку на портале Teleprogramma.pro.

"Добрый день, дорогие читатели​ портала Teleprogramma.pro. ​Вновь я – певица и телеведущая Анна Калашникова – делюсь с вами своими мыслями. Обычно я пишу о чем-то веселом и легком, например, о праздниках и подарках, о​ путешествиях и бьюти-советах.​ Но сегодня все будет иначе. Мы с вами коснемся темы ​серьезной,​ тяжелой и радостной одновременно,​ но, главное,​ очень-очень личной. ​По крайней мере, для меня -​ темы ​моей первой беременности.

Наверное, никто не будет спорить, что​ популярность и​ узнавание​широких​ масс пришли ко мне после того, как мы с Прохором Шаляпиным​ объявили​ о том, ​что ждем ребенка на эфире у Андрея Малахова. И новость эта произвела эффект разорвавшейся бомбы: десятки обложек, фотосессий, съемок сюжетов и эфиров. Журналисты​ караулили нас под окнами дома , рядом с телестудией и нашей работой. Благодаря их стараниям, тот период моей жизни можно воссоздать буквально покадрово. За исключением одного момента, когда я чуть не отдала богу душу.

Но обо все по порядку. Беременность я переносила хорошо, но без отдыха, все время в работе и на ногах. На шестом месяце я имела неосторожность​ дать в долг подруге деньги, которые предназначались на оплату родов и ведение беременности.​ Это около ​500 тысяч рублей. ​
Я собирала и откладывала их долго, отказывая себе во многом. ​Но как ​это часто бывает, в какой-то момент другой человек убедил меня, что ему сейчас​ эта сумма нужнее. А потом просто пропал. ​Я ждала, звонила, просила, умоляла. Безрезультатно. И​ тогда я поняла, что обратно своих ​ финансов я так и не дождусь. И мне пришлось начинать все заново. ​А ведь еще на мне висел кредит за дом, который мы взяли совместно с родителями для того, чтобы мой сынок с рождения рос на природе, также на мне висела ипотека на квартиру и куча других расходов. В общем, ​«ситуация патовая».​
Еще до моей беременности мне предложили вести вечеринки в караоке «Whoiswho», где я, собственно, и работаю по сей день. Я крутилась, как белка в колесе,​ вела мероприятия, выступала на корпоративах и организовывала караоке вечеринки, развивала свои шоурумы одежды​,​ снималась ​в ток-шоу и фотосессиях, участвовала в показах и прочее. И это, несмотря на жуткий токсикоз. ​
Пришло время родов. Специально для этого дела был заключен контракт с элитным комплексом с ​хорошей репутацией. Не вижу смысла упоминать его название. Там и так рожает каждая вторая знаменитость.​
Поначалу все шло по плану.​ Рожать я решила сама. Схватки начались по графику​ на 38 неделе.​ Ранним утром, в​ 7 часов. А уже вечером на того же дня, примерно в это же время на свет ​ появился мой Данюшка. И вроде все хорошо, все прекрасно.
Сами роды были быстрыми всего 30-40 минут и я даже не кричала! Просто непередаваемо здорово. Когда сына положили мне на живот, я испытала ни с чем ​несравнимое чувство гармонии, а также гордости.​ Ведь я​ смогла дать жизнь ​ такому чуду. Это ​ высший акт творения, данный женщине ​богом и природой. И никакие технические новинки или ​произведения искусства, никакие песни или роли, не будут значимей и ценней этой простой ​ биологической функции. Быть матерью.
Стоит ли говорить, что это была любовь с первого взгляда? Однако нам с сыном предстояла разлука. Как мне тогда казалось, недолгая.​ Сына отправили в «бокс» к другим малышам, меня в палату​ — отсыпаться. Однако вместо того, чтобы погрузиться в «объятия Морфея» ​я начала метаться. Болела грудь, живот, было нечем дышать. Я звонила нянечкам, кричала, что умираю. Они лишь разводили руками,​ но потом все же смилостивились и решили померить температуру — «35», я почти ледяная. Меня колбасило так, болело практически все в моем теле! Бросало то в холод. то в жар! Я мучилась так почти сутки, пока все-таки собрали врачей, ибо до этого они думали, что мне просто плохо после родов и это нормально. Повезли на обследование.​ Сделали много сложных процедур, в результате которых​ обнаружились жидкость в легких, гной в брюшной полости и еще много всего…​ ​Меня срочно повезли в операционную, ничего не обьясняя.
Все это время я пыталась позвонить родителям. Прохору. ​Но у меня отбирали телефон. Потом провал в памяти.​ Сознание вернулось только тогда, когда меня в реанимации ​подключали к аппарату «искусственной вентиляции легких».​ ​На животе были следы проколов. Сделали несколько операций. Из-за всего этого​ я не могла стоять,​ не могла ходить. Ноги были, как у​ слоника.​ А ведь до 6 месяца не все могли вообще​ понять, что я беременна.​ Такая была стройная и складная. И сразу после родов у меня был почти свой дородовый вес!
В реанимации же ​из-за непрерывных капельниц мощных антибиотиков и других препаратов я отекла практически на 15 килограмм. И ​от этой жидкости мне надо было срочно избавиться. Иначе это могло стоить мне жизни. Поэтому доктора​ не давали ​мне еду, заставляли дышать через специальный агрегат, который выводил воду и из легких. Было такое ужасное состояние овоща, ни спать я не могла, ни дышать… Не было прогресса. Казалось, что я просто медленно умираю и ничего не могу с этим сделать…
Так прошло несколько дней. Потом меня потихоньку перевели на белковые коктейли, потому что я достигла прибавки в весе 23 кг! Так прошло еще 2 недели, первую из которых я провела, ​будучи прикованной к постели. ​Даже до туалета дойти было невозможно. Не говоря уже о других моих страданиях.
В первую очередь, я, конечно, беспокоилась за сына.​ Все ли с ним хорошо? В реанимацию малышей не носят, да и вообще никого не пускали. Все это время с ним была моя мама и нянечки детского отделения, а это в другом месте. Я не могла его увидеть, лишь только иногда просила его фото показать. А для матери нет ничего страшнее.​ Беспокоилась, что не могу толком поговорить с ни с кем. Сил не было даже держать телефон… Мучали боли…

Данечку вскоре выписали, шариков и красивой выписки не было, его увезли домой мои родители, потому что я лежала в реанимации и врачи боролись за мою жизнь, которая была на волоске… Я так переживала, что он не на грудном вскармливании, потому что оно было прервано из за моей болезни… Переживала, что не вижу его в самые первые и важные дни его жизни! Это было мучительнее всех тех болей и страданий, что испытывало мое тело. Но у меня был стимул скорее побороть смертельный диагноз — заражение крови (сепсис)! И я боролась! Я делала все мучительные процедуры и предписания врачей! Мои родные убедили меня, что​ ​мне стоит думать в, первую очередь, о себе, ​и спасать себя, а сыночек в надежных руках бабушки и дедушки, которые разрывались между мной и Данюшкой.
Помню, как доктор почти отчаялся и хотел мне делать прокол легких, потому что в каждом легком было по 500 мл воды! Он предложил попробовать делать специальные упражнения с аппаратом, чтобы разогнать жидкость, и я до победного пыталась это делать, это было так сложно в моем состоянии, вы даже не сможете представить, через боль и страх мы делали эти процедуры и наметилась положительная динамика…
Вы, конечно, спросите, где был Прохор? Он все это время мужественно отбивался от нападок журналистов, ​ своих друзей и родственников, интересующихся, когда же он сможет встретить меня из роддома. ​Шаляпин отвечал им, что я ​умираю, но люди почему-то ему не верили.​ ​А зря. Ведь я провела в клинике​ почти рекордное время.
В реанимацию ​лично ко мне ​ Шаляпина не пускали врачи. И не только его! Всех не пускали, только одну маму и то на пару раз! А я без была практически без сознания и ничего не понимала, и не могла никак на это повлиять. Может, боялись подорвать репутацию центра, он все-таки человек известный. ​Мог и скандал устроить.​ Прохора же безумно обижал тот факт, что он никак не может поучаствовать в ситуации. Увидеть меня или Даню. И, несмотря на то, что ему вроде бы все объясняли и держали в курсе моего состояния. Он общался с моей мамой и, как я тогда думала, все понимал. Но обида в глубине его ​души ​ осталась. И именно она стала началом конца наших отношений, это я поняла уже гораздо позже, а тогда я разрывалась между своей жизнью, Данечкой и Прохором.
Он так хотел сделать красивую выписку и вот тут такой сюрприз! Он сам не мог поверить что я при смерти.
Это очень грустно понимать сейчас, по прошествии лет, ведь я ни в чем не была перед ним виновата. ​И, наоборот, очень хотела, чтобы​ мой мужчина ​встретил меня из роддома с цветами и шариками.​ Впрочем, как и любая другая женщина, в подобной ситуации.​ ​Вот правда. Куда предпочтительней ​уезжать из больницы с ребенком, ​кучей подарков и благодарностей, чем ​несколько недель лежать в реанимации с проколотым пузом.
Причем ​зашили меня в больнице так неумело, что после выхода мне пришлось делать несколько пластических операций. Ибо казалось, что у меня 2 пупка. ​Не говоря уже о том, что я перенесла разлуку с сыном, чуть не ставшую для меня фатальной.
Но самое неприятное — это, наверное, причина всего этого. Ею стала инфекция, которую мне занес мой врач ​ на перчатках во время послеродового осмотра. Как вы понимаете, в это время у женщины ​все пространство ТАМ – это одна большая рана. И любое нарушение гигиены может привести к фатальным последствиям. Серьезно. В средние века более 50% ​девушек умирали после родов, эту цифру удалось снизить на 15 %​ после того, как перед осмотром органов рожениц ​гинекологи стали просто мыть руки. Слава Богу, что сейчас все-таки 21 век и медицина сделала шаг вперед. Но все равно как-то не очень здорово осознавать, что я заплатила за беременность и роды огромную сумму, а​ меня ​чуть не угробили и за спасение своей жизни я заплатила в два раза больше, слава богу помогли знакомые.​ Хотя всего этого можно было избежать, ​просто продезинфицировав перчатки.
Посему, девочки, даю совет: выбирая клинику, смотрите, в первую очередь, на репутацию врача, а не заведения. ​Многие мои подружки рожали в более бюджетных, не таких раскрученных клиниках,​ за гораздо меньшие средства, и все происходило на высшем уровне. Куда лучше, чем у меня. Поэтому если вдруг соберетесь рожать, обязательно спросите знакомых, у кого они это делали, и внимательно читайте частные отзывы о каждом конкретном докторе. И обязательно смотрите, как в больнице с гигиеной.
События моих первых родов потом «аукнулись» и в случае со второй беременностью. Но это ​ уже совсем другая история.​ Однако я в любом случае благодарна врачам за моего сына. Я рада, что он появился на свет, что он живет, дышит, бегает и собирает машинки. Он – самое большое мое счастье, самая большая моя любовь.​ И это очень круто, что он смог родиться здоровым. Спасибо большое медикам за это.

Источник  teleprogramma.pro/stars/star-hist/528614-v-elitnom-roddome-ya-chut-ne-umerla-anna-kalashnikova-vpervye-rasskazala-o-lichnoy-tragedii-3438/

Комментариев нет :

Отправить комментарий