20 нояб. 2018 г.

Тереза Мэй и Brexit.



Сторонники Brexit, обвиняют Терезу Мэй в предательстве. Они собрались у въезда в ее резиденцию. Параллельно у стен парламента митингуют противники выхода из Евросоюза, они требуют Brexit вообще отменить. И все происходит в тот момент, когда Тереза Мэй в парламенте пытается защитить свой вариант соглашения с Брюсселем.
"- Господин спикер, то, о чем мы договорились, не окончательное решение. Это — проект договора, который означает, что мы выйдем из ЕС гладко и в рамках закона", — заявила премьер-министр Великобритании. И хотя 585-страничный документ был опубликован только накануне вечером и подавляющее большинство депутатов вряд ли успело его внимательно прочесть, в Палате общин премьер-министра встретили шквалом обвинений.
"- После двух лет неумелых переговоров правительство выдает нам халтурное соглашение. Господин председатель, в правительстве царит хаос! Это соглашение — какой-то прыжок в неизвестность. Невнятная сделка, с непонятными сроками! 585 страниц текста, и ни на одной из них нет ни слова о сроках выполнения условий соглашения. И я этому не удивлен", — сказал Джереми Корбин, лидер Лейбористской партии Великобритании.
Внутри правящей Консервативной партии поднят мятеж. Бунтовщики собирают подписи, чтобы объявить Терезе Мэй вотум недоверия.
"Мы не можем терпеть эту политику и вынуждены признать, что она связана именно с Терезой Мэй как с премьер- министром. Я сожалею об этом и заявляю, что пришло время нам голосовать и проверить, на что способна Консервативная партия", — отметил Стив Бейкер, депутат парламента Великобритании от Консервативной партии. Евроскептики называют предложенный правительством проект соглашения капитуляцией перед Брюсселем. Терезу Мэй упрекают в том, что она согласилась подчинить Великобританию единым таможенным и торговым правилам Евросоюза на неопределенное время. При этом Лондон не будет иметь права голоса, не сможет в одностороннем порядке из этого соглашения выйти и к тому же заплатит за Brexit 39 миллиардов евро.
"- Я не понимаю, как вы можете поддержать этот проект, если верите в политическую и экономическую свободу страны. Поэтому, если вы зададите мне вопрос, собираюсь ли я голосовать против него, я отвечу: да. Проект настолько плох, насколько это могло бы быть", — подчеркнул экс-министр иностранных дел Англии Борис Джонсон.  Евросоюз взял британцев на крючок там, где это сделать проще всего, — в Северной Ирландии, угрожая закрыть проходящую здесь сухопутную границу между ЕС и Соединенным Королевством. Сейчас она полностью прозрачна. И свобода перемещения между севером и югом служит гарантией хрупкого процесса примирения, который с таким трудом удалось запустить 20 лет назад. Сегодня разделяющая север и юг линия весьма условна. Например, дорога, что пересекает границу несколько раз подряд. Трудно представить себе, что больше двадцати лет назад переезды были закрыты и здесь стояли военные блокпосты.В период так называемой смуты во второй половине ХХ века в Северной Ирландии погибли 3,5 тысячи человек. Вплоть до заключения мирного соглашения в 1998 году боевики подпольной Ирландской республиканской армии нападали на британских военных, взрывали таможенные посты. Автомастерская Мервина Джонстона стоит на северном берегу реки Термон, по руслу которой проходит граница между Ирландией и Соединенным Королевством. В гараже Джонстона — раритетные английские автомобили. Он — протестант и убежденный защитник британской короны. Во время конфликта с католиками-республиканцами, состоял в полувоенной организации роялистов.
"- Для республиканских боевиков я был удобной мишенью. Мою мастерскую они взрывали пять раз", — рассказал Джонстон. Деревня Петтиго, где живет Джонстон, уникальна тем, что это — единственное поселение, разделенное границей после того, как Ирландия добилась независимости от Великобритании в 1922 году. Но, кроме памятника погибшим республиканцам, который установлен на южном берегу, никаких признаков раздела сегодня не видно. Вот так выглядит граница, которую по апокалиптическому — жесткому — сценарию Brexit предлагается закрыть. С одной стороны — Ирландия, а с другой — уже Соединенное Королевство Великобритании. И жители деревни Петтиго пересекают эту границу по несколько раз в день.
"- Граница проходит посередине реки. Я не понимаю, как они собираются запрещать людям туда-сюда ходить?! Это безумие какое-то!" – говорят местные жители. Жители деревни по обе стороны реки утверждают, что благодаря миру и открытой границе никаких следов былого конфликта здесь давно нет. У многих местных фермеров поля — по обе стороны границы. Сейчас и север, и юг — территория Евросоюза, и проблем ни у кого нет. На референдуме в 2016 году большая часть населения Северной Ирландии проголосовала против выхода из Единой Европы.
"- Не думаю, что кто-нибудь вообще понимает, что из этого выйдет. В любом случае, ничего хорошего. Что, опять будут проверки на дорогах? Мы сейчас живем хорошо и не хотим возвращаться в прошлое. Нам не нужны эти посты и таможни. Люди счастливы от того, что могут перемещаться свободно", — сказал один из фермеров.
Евросоюз предлагал предоставить Северной Ирландии статус особой торгово-экономической зоны, которая в отличие от остальной Великобритании после Brexit существовала бы по правилам ЕС.  Ветеран британской внешней политики Лорд Дэвид Оуэн видит за этим попытку отделить эту территорию от Королевства. "Я думаю, что проблема ирландской границы преднамеренно раздута. И главные выгодопреобретатели сидят в Дублине. Не секрет, что Ирландия мечтает поглотить Север, давайте уж говорить на чистоту", — отметил он.
"- Если Великобритания и Европейский Союз не найдут решения по ирландскому вопросу, ситуация будет очень плохой. Отсутствие соглашения можно сравнить с прыжком в пропасть. Можно только гадать, как это отразится на торговле и тех, кто в Ирландии живет, как будут перевозить грузы, как будут перемещаться люди. Это катастрофа!" – уверена Мишель О'Нил, лидер партии "Шинн Фейн".  Во внутренней британской политике ирландская тема сейчас становится одной из ключевых. Для того чтобы провести через парламент проект соглашения с Евросоюзом, правительству необходимы голоса депутатов от Демократической юнионистской партии Северной Ирландии. Ее лидеры такой поддержки не гарантируют.
"- Мы должны убедиться в том, что Великобритания выходит из Евросоюза целиком — вместе с Северной Ирландией", — заявила Арлин Фостер, лидер Демократической юнионистской партии Северной Ирландии. Для того чтобы вытянуть страну из политического кризиса, необходимо сильное правительство. Но в подчинении Терезы Мэй сейчас ослабленный постоянными отставками и очень разрозненный кабинет. Даже скамейка запасных у нее заканчивается. На освободившуюся должность министра труда и пенсий пришлось брать уволенную в этом году из правительства Эмбер Рад. Главой департамента, отвечающего за Brexit, назначен никому неизвестный Стивен Барклай. Причем это уже третий по счету министр, отвечающий, казалось бы, за самое важное для страны дело. Двое его предшественников ушли со скандалом. Зато Тереза Мэй заявила, что не собирается уходить и настаивает на том, что ее проект соглашения с Евросоюзом — единственно верное решение.
"- Да, приходится принимать трудные и порой неудобные решения. Я понимаю, что есть недовольные ими. Но это — то, за что проголосовали люди. И это в наших национальных интересах", — заявила Мэй. Политическая живучесть Терезы Мэй впечатляет, но вполне объяснима. Консерваторы в целом боятся того, что смена премьер-министра может привести к досрочным выборам, и не исключено, что в итоге победить лейбористы во главе с Джереми Корбином. К тому же нет гарантий, что, окажись на месте Мэй сейчас кто-то другой, он не провалит Brexit, столкнувшись ровно с теми же проблемами.

А.Хабаров
vesti.ru

Комментариев нет :

Отправить комментарий