24 мая 2014 г.

Всё о разводе Валерия Меладзе.


Впервые о том, что Валерий Меладзе может уйти из семьи, заговорили четыре года назад. Тогда певец публично признал, что у него растет сын Константин, мать которого одна из солисток группы «ВИА Гра» Альбина Джанабаева (сейчас мальчику 10 лет).
С женой Ириной Валерий познакомился 25 лет назад в украинском городе Николаеве. Поженились, когда были студентами Николаевского кораблестроительного института. Некоторое время жили в общежитии. 19 лет назад вместе переехали в Москву. Со временем Валерий Меладзе стал знаменитым певцом. Ирина занималась домом и детьми, позже у нее появился строительный бизнес. У супругов растут три дочери: 22-летняя Инга, 14-летняя Софья и 10-летняя Арина.
http://julijtroz.livejournal.com/
После развода бывшая жена обвиняет певца в продаже их земли на Рублевке. В исковом заявлении экс-супруга артиста утверждает, что участок был продан без ее ведома по поддельному письменному согласию. Иск Ирина Меладзе подала в Истринский суд сразу к нескольким лицам, в том числе и к Валерию Меладзе.
«Бывшая супруга знаменитого певца просит признать недействительным согласие, оформленное от ее имени, заверенное нотариусом Гайдук О. В., на продажу земельного участка на Рублевке. В документе уточняется, что согласия на продажу Ирина Меладзе не подписывала, оно сфальсифицировано. Ирина просит признать недействительным договор купли-продажи, заключенный Валерием Меладзе с новым владельцем, и включить участок в раздел имущества». Слушание дела назначено на 4 июня.

Из интервью Ирины Меладзе:

- Поддельное согласие от моего имени, заверенное нотариусом Гайдук О. В., на продажу земельного участка обнаружила мой адвокат в рамках естественного вопроса о разделе имущества после развода, - объясняет Ирина
. - Вследствие чего мной был подан иск в суд.
- Валерий предлагал вам разделить имущество мирным путем?
– Увы, к сожалению, нет. Наверное, Валерий очень трепетно относится к нашим отношениям и считает их «выше» квартирного вопроса, который, по Булгакову, так испортил москвичей. Как, впрочем, и не счел необходимым ставить меня в известность о разводе, о котором я узнала от журналистов. Думаю, он просто не хотел меня беспокоить. Классический акт милосердия с его стороны к ближнему (смеется).
- Неужели вы ни разу не садились за стол переговоров?
- Вы уже поняли, наверное, что люди мы «крайне деликатные». Я тоже стараюсь не травмировать его «всякой ерундой». Валера своим поведением предложил определенные правила игры, обходя не только острые углы, но и все изгибы в принципе. Могу сказать только, что с того момента, когда узнала о разводе из прессы, не сказала Валерию Шотаевичу ни одного слова в повышенном тоне. Сначала не могла от возмущения, а когда пришла в себя, решила попробовать «поработать над собой». Тем более, что встречались мы всегда в присутствии детей, что было для меня мощным стимулом. Далось мне это нелегко, так как обычно я стараюсь решать проблемы, глядя человеку в глаза, не боясь называть вещи своими именами. Поэтому вопросами, связанными с разделом имущества, занимается мой адвокат. Пока, к сожалению, увы, наша ситуация похожа на лодку с одним веслом, которая крутится на одном месте.
– По информации из открытых источников, у Валерия есть свой банк, «Ритм Блюз кафе» и строительная компания. Этот бизнес рассматривается вами при разделе имущества?
- Нет, мои претензии намного скромнее.
- Ирина, писали, что после развода у вас остался дом на Рублевке, а у каждой дочери - по отдельной квартире в Москве. На что именно вы претендуете при разделе?
- Часть имущества оформлена на мое имя. Но она далека от того, что принадлежит Валерию Шотаевичу. Не хотела бы сейчас что-либо конкретизировать. Могу сказать только, что Валерий очень хорошо или даже превосходно подготовился к разделу имущества, и активную помощь в этом ему оказывали его близкие. Я лишь частично пытаюсь восстановить справедливость. Надеюсь, что у нас все-таки хватит здравого смысла в итоге решить наш вопрос.
– Была ли у вас с Валерием недвижимость за границей?
- Да, и не один объект.
- Вы много лет живете за городом. Была ли у вас недвижимость в Москве?
- Безусловно, равно как и в Московской области. Об этом и идет речь.
- Платит ли Валерий алименты?
- Да, платит. Во всяком случае до последнего момента было именно так. Но юридически этот вопрос пока не оформлен.
- Вы работали или занимались только домой и семьей?
- Я отношусь к тому типу женщин, у которых дети и дом всегда на первом месте. Но не помню, чтобы когда-либо этим ограничивалась. Скажем, понятия «ремонт», «стройка», как и понятие «дом», - состояния перманентные в моей жизни, а получение дополнительного образования стало неотъемлемой частью последние восемь лет. На данный момент я второй год изучаю богословие при Донском монастыре. До этого было много другого.
- Принимали ли вы участие в бизнесе Валерия, возможно, помогали ему вести дела?
- Я - как все преданные жены: рожала детей, отвечала за «тыл» семьи, занималась ремонтом. Делала все, чтобы муж занимался любимым делом. А он и занимался... И чем он только не занимался (улыбается). Но об этом в другой раз.
- Каким образом, на ваш взгляд, вы с Валерием могли бы решить вопрос о разделе имущества максимально комфортно для обеих сторон?
- Ничего, к сожалению, хорошего нет в том, что такая ситуация имеет место в моей жизни, и сегодня мы ее обсуждаем. Все это отвратительно. Я не переношу фальшь и лицемерие. У меня аллергия на ложь и грязь, которая окружает меня долгие годы. Все это время я боролась за психологическое здоровье детей и свое достоинство. Объясняя детям каждый свой шаг, понятия «мораль» и «Бог» были для меня ключевыми. Единственно возможный путь сегодня - это завязать себя в узел и сесть за стол переговоров. Надеюсь, благоразумие одержит верх.



Комментариев нет :

Отправить комментарий