24 окт. 2011 г.

Интервью Оскара Кучеры.

В начале этого года сразу несколько изданий отчитались: актер и телеведущий Оскар Кучера купил дом в индийском штате Гоа, в Россию он теперь приезжает нечасто, а в кино снимается и того реже. Однако прошло несколько месяцев, и Оскар будто возник из небытия. Какой канал ни включишь – он тут как тут. Неужели прервал свою эмиграцию и решил вновь покорять теле- и кинонебосклон? Мы встретились с Оскаром и выяснили: слухи о его отъезде за границу оказались, скажем так, несколько преувеличены. На одном телеканале он общается с иллюзионистами-самородками. На другой «кнопке» по выходным готовит завтраки в компании звездных коллег и не менее звездных шеф-поваров. Прибавьте сюда еще несколько сериалов, в которых у Оскара главные роли, и театральные постановки, с которыми он иногда колесит по стране. Словом, народное забвение Кучере явно не грозит. Так что же со слухами о том, что он бросил в России все свои дела и уехал жить в Гоа? Неужели все вранье: и дом в Индии, и жизнь на берегу океана? Оскар Кучера: «Дом есть, это правда! И жизнь на берегу океана — тоже правда. Но не вся. Впрочем, давай все по порядку. В Индию пару-тройку лет назад меня впервые привезла жена. Предупредив, что я, конечно, ужаснусь, но на самом деле Индия — это круто! Я сразу не понял, что она имеет в виду и чего там может быть крутого. Я не курю гашиш, не бухаю, не ем наркотики. Что мне там делать? А супруга не успокаивается: „А ты съезди, посмотри!“ И мы поехали в Индию. Только на месте я понял, как была права моя жена. Несмотря на весь индийский мрак (грязь, вонь, нищета), я поразился местным невероятным красотам. Представляешь, ты выходишь на местный пляж, а вокруг тебя на десять километров в одну сторону и на десять километров в другую, насколько хватает зрения, нет ни одной души, это поражает. Ну, может, иногда увидишь на берегу человек пять-шесть, которые увлеченно занимаются йогой, купаются... Словом, в какой-то момент ты понимаешь, что уезжать из Индии абсолютно не хочется. Но самым главным для меня оказалась местная энергетика. Она — моя! И мы купили в Гоа дом. Но вот жить постоянно до сих пор не получалось. Все-таки у меня в России работа. Поэтому дольше чем на месяц я в Индии никогда не задерживался».

— Когда ты работаешь в России, супруга остается «на хозяйстве»?

Оскар: «Нет, мы всегда ездим вместе, всей семьей. Хотя бывают моменты, когда не получается обойтись без расставаний. Вот этим летом мы жили в Испании. Естественно, я не мог все время проводить там, поэтому летал к своим, когда выдавалась свободная неделя-другая».

— Сейчас ты в Москве. А что с домом индийским?

Оскар: «Дом стоит на своем месте и ждет нашего возвращения в Гоа. А мы, в свою очередь, пытаемся выкроить время для очередной поездки в Индию».

— Ну а когда случаются перерывы в работе и ты все-таки уезжаешь в Гоа, как обычно проходит твой день?

Оскар: «Мое индийское утро, как правило, начинается со спорта. Я сразу иду заниматься на турнике, затем плаваю в море. Потом завтракаю, тусуюсь с детьми до обеда. Поев, мы с женой укладываем детей спать. После обеда у нас легкий отдых, смотрим киношку. Когда дети просыпаются, едем с ними в какой-нибудь город. А вечером — всевозможные истории с ужинами, кальянами, просмотром фильмов на большом экране у наших друзей в ресторане».

— Сейчас Гоа оккупировало немало наших соотечественников, в том числе и твоих коллег. Амалия Мордвинова живет в Индии постоянно, Ксения Качалина покидает штат только на сезон дождей. Скажи, когда ты бываешь в своем океанском доме, встречаешься с кем-то из актерской братии?

Оскар: «С Амалией встречались. Еще с Юсуфом Бакшиевым. А вот режиссера Андрея Томашевского и актрису Дашу Мороз „вывез“ в Гоа я. Так что там действительно большая российская кинотусовка».

— И как ты уговорил их туда приехать?

Оскар: «Я не уговаривал. Просто рассказал Дарье и Андрею, на тот момент ее мужу, с которым мы дружим и по сей день, как там кайфово. Они заинтересовались, съездили. И, как мне кажется, очень неплохо провели время. В Индии вообще неплохо проводишь время!»

— А вот с другими странами отношения у Оскара Кучеры складываются не всегда гладко. Я имею в виду слухи о том, что тебе вроде бы хотят запретить въезд на территорию Латвии. Что это за история приключилась с тобой нынешним летом в Риге?

Оскар: «Это не власти хотят мне запретить въезд в Латвию (они только посмеялись над историей, которая со мной приключилась). Это анонимные латышские посетители блогосферы. А дело было так. Я написал на своей страничке нелестный отзыв об аэропорте города Риги. Относилось это к конкретному событию. Представь. Пять утра. В аэропорту — человек триста. Тем не менее работает одна стойка оформления билетов и одна — паспортного контроля. У меня билет в бизнес-класс. Естественно, я заплатил денег больше, чем пассажиры экономкласса. То есть теоретически у меня должны быть какие-то привилегии — тот же бизнес-зал, к примеру. Он был, только вот почему-то до паспортного контроля. Но даже это меня не смутило. А смутило отношение персонала. Вот только два диалога с сотрудницами местного аэропорта. Первая при виде меня заявляет: «Давайте проходите быстрее, мы закрываемся!» А за мной еще очередь человек сто двадцать. Само собой, я задаю закономерный вопрос: «Что значит „закрываемся“? Там же еще люди остались!» Она: «Надо было раньше приезжать!» Я, не понимая: «Как „раньше“? Но это же вы виноваты, у вас сотрудников не хватает!» А она: «А вот так! И это меня совершенно не интересует!» Другой диалог и того хлеще. Стоит симпатичная девушка, блондинка, типичная латышка. Я отдаю ей документы и говорю: «Здравствуйте!» Она молчит. Какие мысли приходят в голову? Правильно: девушка — латышка, просто не говорит по-русски. Решаю на всякий случай удостовериться. Спрашиваю: «По-русски не говорите?» И тут она на «великом и могучем» отвечает мне: «Говорю». Я аж улыбнулся: «А почему не здороваетесь?» Она опять молчит и моргает. Я только и произнес: «Ну ладно». А потом, когда мои вещи проезжали через паспортный контроль, слышал, как эти же самые сотрудницы довольно-таки громко обсуждали всех нас, пассажиров. Не стесняясь и, что характерно, по-русски. После этого я и написал про девушку-блондинку, про рижский аэропорт и вообще про все, что я об этом думаю. Но я не раз говорил, что люблю Латвию и особенно Юрмалу! На своей страничке я говорил о конкретном случае, конкретном человеке, а не о стране».

— Давай о вещах более позитивных. Итак, ты опять работаешь на телевидении, где, собственно, и начинал свою карьеру...

Оскар: «Да, какое-то время у меня не было телепроектов. По причине простой: не предлагалось ничего интересного, что могло бы мне понравиться. Но когда такие предложения появились (а мне они кажутся просто прекрасными), то я тут же дал согласие стать ведущим. К примеру, если говорить о кулинарной передаче, то я вообще считаю себя фанатом готовки».

— И какое у тебя коронное блюдо?

Оскар: «У меня их много. Это и тайская лапша, и куриные бедра в кефире. Еще я хорошо готовлю баранину, хотя сам мясо не ем».

— С кулинарией понятно. А почему ты согласился вести передачу «Удиви меня» на канале ТВ3, где показывают фокусы и трюки? Чем тебя так впечатлили участники?

Оскар: «Каждый раз, приезжая домой после съемок, говорю супруге: „Я не понимаю, как они это делают!“ Друзья просят, чтобы я узнал секрет того или иного трюка, а я не хочу. Мне нравится оставаться в неведении. Это даже по телевизору уди-вляет, а когда все происходит у тебя на глазах... Представь: колода карт, парень ее перемешивает. После чего дает ее мне в руки. Я держу. Тогда он мне говорит, чтобы я загадал карту. Я от балды загадываю „девять бубей“. Он просит меня снять верхнюю. Я снимаю — девять бубей! Как это произошло? Гипноз? Сам не знаю!»
— По образованию ты актер, а начинал на ТВ. Скажи, в свое время сложно было ломать стереотипы в отношении себя, когда ты, известный виджей и диджей, вдруг начал сниматься в кино?

Оскар: «Очень! Но, знаешь, произошел весьма забавный факт. Когда я пошел работать на ТВ, мне сказали, что меня не будут воспринимать как актера. Потому что ведущий — это только ведущий. А сегодня многие актеры стремятся попасть на телевидение. Видишь, как меняются тенденции? Раньше за ясновидение сжигали на кострах, а сегодня устраивают из этого шоу. Я помню статью в газете с таким заголовком: „Зачем диджей подался в „менты“?“ (Это произошло, когда меня пригласили сниматься в сериале „Улицы разбитых фонарей“.) Я сначала сильно напрягался по этому поводу. Мол, какой я вам диджей? Я актер, окончил театральный институт, а до этого десять лет занимался в школе-студии художественного слова. Я отработал хрен знает сколько лет в театре. Слава богу, все меняется, и сейчас ко мне обращаются и как к актеру, и как к телеведущему. И никого сей факт не удивляет, потому что все это ипостаси одной профессии. Вот когда артисты идут на коньках кататься или боксировать, меня такое немного смущает. Это же травмоопасно! Круто? Да! Лично я боксом занимаюсь уже много лет, подвигла меня, кстати, на это как раз передача „Король ринга“. Мне нравится бокс, но я не пойду биться на ринг. Я понимаю, что это слава, тебя каждый день в прайм-тайм показывают, но это же не профессия».

— Однако когда тебя, актера, приглашают куда-нибудь петь, ты соглашаешься...

Оскар: «А вот это как раз профессия! И пением я занимаюсь уже много лет. Пишу музыку, играю в группе. Поэтому когда меня приглашают куда-то попеть, я с удовольствием соглашаюсь. Честно признаюсь: я получаю от этого занятия колоссальное удовольствие. В прошлом году провел кастинг, собрал свою группу. Вместе мы выступаем в клубах, на корпоративах. Хотя я все-таки больше не певец, а именно музыкант. Можешь представить, я тридцать лет играю на гитаре!»
— Оскар, ты многодетный отец трех сыновей и лапочки дочки. Сей факт много для тебя значит?

Оскар: «Это счастье! (Немного подумав.) От которого иногда устаешь и сходишь с ума. Представь, ты себе заводишь куклу. Когда она тебе надоедает, ты можешь ее просто отбросить в сторону и перестать с ней играть. Ребенок — другое дело... Я не знаю, что потом про меня другие родители будут говорить, но скажу как на духу: дети иногда утомляют (хотя, думаю, все родители со мной согласятся). Иногда детей бывает слишком много. И вот в такие моменты я реально начинаю сходить с ума».

— И как ты с этим справляешься?

Оскар: «Я говорю жене: „Все, я больше не могу! Эти четверо спиногрызов меня достали! Мне нужен отдых!“ И уезжаю куда-нибудь с друзьями до ночи. Играем на бильярде, в преферанс, немного выпиваем. Вот там я отрываюсь, отдыхаю. Иногда даже думаю: „А не поеду-ка я сегодня домой, останусь здесь!“ Звоню жене и говорю: „Юлек, я сегодня буду отдыхать“. Она отвечает: „Пожалуйста!“ А я понимаю, что как только положу трубку — тут же поеду домой. Потому что мне мои живые комочки надо расцеловать, потому что жену мне надо обнять, потому что я без них не пре-дставляю своего существования. Это и есть счастье, это и есть любовь! Но любовь — большая работа. Чтобы семья была счастлива, нужно трудиться и быть ответственным. У меня не всегда получается, но в такие моменты Юлька дает мне пинка, чтобы я дальше трудился».

— Воспитание дочки и сыновей сильно отличается? Ваня Охлобыстин, к примеру, говорит, что девочки — они как резиновые, их в младенчестве даже ронять можно...

Оскар: «Ну, Ванька, наверное, ронял своих девчонок в младенчестве. (Смеется.) У меня такого не случалось. Хотя девочки и мальчики действительно кардинально отличаются друг от друга. Сразу вспомнился такой анекдот. Трехлетнего русского мальчика пустили поиграть на пляже Анапы с украинской девочкой. Они, естественно, голенькие. Мальчик посмотрел на девочку и тут же бросился к маме: „А я и не знал, что украинцы от нас так сильно отличаются!“ Так вот, девочки, на мой взгляд, это инопланетные существа, с которыми нет никаких проблем. В свое время мы с женой периодически оставляли мальчишек на нянь, когда нужно было куда-то сбежать. А вот с дочкой, с Алисой, такого не случалось ни разу. Ей год и три месяца, а она все время с нами. Алиса ест в машине, спит в машине, в авто даже поселилась ее коляска, хотя она уже и ходить любит. То есть с ребенком нет проблем — тьфу-тьфу-тьфу! Пока. Когда она спит, ее можно взять под бок. Она нежная, ласковая. Я ни разу не повысил на нее голос. Я уже не говорю о том, чтобы по попе дать. Не то чтобы нельзя, она просто не вызывает таких эмоций».

— В воспитании детей за кем последнее слово — за тобой или за женой?

Оскар: (Стуча кулаком по столу.) В доме хозяин должен быть только... одна. (Смеется.) Конечно, Юлино слово важнее».

— Она более жесткая?

Оскар: «Нет, я более строгий. Юля более мягкая. Но иногда она меня притормаживает, говоря: „Старик, все, ты перегнул!“ И я ее слушаюсь».

— Самое главное, что вы с супругой хотите вложить в своих детей?

Оскар: «Уважение к себе, к окружа-ющим. Порядочность. Честность».

— Да, но этому сложно следовать, живя в мегаполисе...

Оскар: «Сложно. Поэтому мы и живем не в Москве, а за городом».

— Это правда, что после рождения детей ты отказался ездить на любимом мотоцикле — чтобы не подвергать свою жизнь риску?

Оскар: «Если честно, то от мотоцикла я отказался буквально два месяца назад. Я продал его своему другу — актеру Алексею Барабашу, который заинтересовался байком. А я для себя заменил мотоцикл квадроциклами, снегоходами и прочими историями. Просто так получилось, что ездить стало особо некуда. Все друзья давно продали свои байки, а одному — скучно. Ну и плюс ко всему — отсутствие свободного времени. Если раньше оно было и я вечерком катался с ветерком, то сейчас свободные минуты хочется провести с семьей. Да и жена постоянно волновалась. Не запрещала, но нервничала. Что касается передвижений по городу, я поменял мотоцикл на кабриолет. Это намного безопасней, потому что сейчас я уже не думаю о всяких „чурбанах“, которые не умеют уважать мотоциклистов».

— Чувствуешь в своих детях творческое начало?

Оскар: «Да, конечно! Старший у меня вообще феноменальный ребенок. Ему прочитаешь два раза стихотворение из шестнадцати строчек — и он запоминает его наизусть и читает потом легко. Слава богу, он сейчас уже букварем овладел, поэтому помощь родителей ему не требуется. (Смеется.) Средний рисует. Уже пошел учиться играть на фортепиано. Ему все это нравится. Хотя я понимаю, что склад ума у него более математический. В шесть лет он запросто складывает десятки, сотни, а ведь его никто этому специально не учил. Спрашиваешь его: „Сколько будет восемнадцать минус семь?“ И он тут же дает правильный ответ. Младший — просто артист. Ему надо, чтобы он выступал, чтобы ему аплодировали, ему важно внимание окружающих. Ну а с дочкой, с Алиской, пока непонятно».
— А ты еще в детстве знал, что будешь артистом? И сыграло ли свою роль то, что твой отец, Александр Боголюбов, — по профессии режиссер, снявший фильмы «Батальоны просят огня», «Мелодия на два голоса», «Волшебник Изумрудного города»?

Оскар: «Я даже не представлял себе другой профессии, кроме как актер. В семь лет пошел учиться игре на гитаре. В восемь — в школу-студию художественного слова при Доме кино (по наводке Николая Петровича Караченцова), где учился вместе с Максимом Авериным много лет. Так что работа отца, можно сказать, сыграла свою роль — меня с детства окружали артисты, творческие люди. О какой другой профессии можно было мечтать? Правда, однажды, когда мне было лет двадцать и я ел дешевый супчик из пакетика, помню, подумал: „А может, бросить все и пойти учиться в юридический? Как еще денег заработать?“ Но потом даже рассмеялся своим мыслям: ну какой из меня юрист? Я не смогу этим заниматься. Мне интересна сцена, мне нравится играть. Так что главное — не отступать от выбранного пути, двигаться вперед, и тогда все получится».

— А ты уже задумывался о том, кем бы хотел видеть своих детей в будущем?

Оскар: «Знаешь, нет. Я хочу, чтобы они сами сделали свой выбор. В любом случае давить на них я не буду ни в коем случае!»


материал: Виталий Бродзкий

Комментариев нет :

Отправить комментарий