28 июн. 2011 г.

Интервью с Натальей Петровой.



Одна из самых красивых, талантливых и умных женщин нашего кинематографа, замечательная актриса, тонкая и искренняя, блистала на обложках журналов и получала призы за лучшие роли. Но ей этого показалось мало и она взялась за режиссуру.
Эта женщина, естественно, харьковчанка.
Наталья Петрова — актриса, модель, режиссер. Окончила Театральное училище им. Щукина, Высшие режиссерские курсы (курс А. Митты). Играла в московских театрах. Номинировалась на премию «Чайка». В кино с 1991 года. Девушка года журнала «Плейбой».
— Наташа, при упоминании вашего имени сразу вспоминается вышедший в начале девяностых фильм Валерия Тодоровского «Любовь», где вы дебютировали вместе с тогда еще никому не известным Евгением Мироновым…

— Спасибо, что помните. В Каннах фильм получил тогда три приза, был представлен на фестивале в Париже, прошли премьеры фильма в Испании, США, Лос-Анджелесе. А в России и Украине — тишина. Кинопрокат был полностью развален, лишь кое-кто посмотрел фильм на пиратском видео. Был период, когда плакатами фильма «Любовь» была увешана Москва, а я себе чудненько мела арбатские переулки, подрабатывая дворником. Хороший был довесок к стипендии в «Щуке»! И, надо признать, мне это нравилось: свежий воздух плюс
отличная зарядка.
Была ситуация критическая и время прекрасное. Если бы не это время, я бы вообще не снималась и мне предложили стать чьей-нибудь любовницей. И все бы закончилось, и я бы вышла из тогда все еще советского кино.…

— Итак, ваша первая роль — еврейская девушка Маша, влюбленная в русского мальчика.…
— Сыграла я девушку Машу в «Любви», и кто-то из киношников со знанием дела подметил, что героиня совсем не москвичка. Дескать, такие мечтательные интеллигентные девушки встречаются только в провинции. А я и «играла» Машу с одной из своих харьковских подружек.
Сыграла, как тогда сказали и написали, «главную еврейку Советского Союза по состоянию на 1991 год». Сыграла, не будучи ею. Я замечательно отношусь к этой нации, много у меня с ней связано, но известного мне явного отношения к ней не имею. Разве что теперь по мужу. Русские, может быть, греки (отец — Петров и мама — Мисевра) и… недавно обнаружила в себе еще и итальянскую кровь. Оказывается, моя прабабушка была Каведани. Тогда же, в девяностых, я вместе с Иваном Охлобыстиным снялась в фильме "Нога" режиссёра Тягунова. Появилась там в качестве таджички Камиллы. Мне только соединили брови — и готово.

 Потом, когда брови выщипали, была француженка — актриса в «Дороге в рай». Заплетали и расплетали косу — и во мне видели украинку: прочили Панночку из «Вия». Пробовалась на Соломею по Коцюбинскому. Собиралась играть даже глухонемую вместо Чулпан Хаматовой в «Стране глухих». Молчала неделями, готовилась, все объясняла на пальцах — показывала только большой или средний…

— Несмотря на большое количество предложений, у вас не так много сыгранных ролей…
— У меня хватало работы и в театре. В кино отказывалась играть во всякой ерунде, в тупых сериалах и фильмах типа «мальчик должен пострелять, а девочка раздеться».

— Тем не менее почти в каждом вашем фильме есть эротическая сцена. Вам что, нравится обнажаться перед камерой?
— Если честно, не люблю. Нельзя все показывать, все выкладывать на продажу. Но если надо по сюжету, по смыслу, если это красиво... А как правило — это не очень красиво, потому что… ну не умеют у нас снимать до сих пор! Хотя мне грех на себя жаловаться: когда-то работала манекенщицей в харьковском Доме моделей, но почему-то я предпочитаю в кино работать с дублершами, чтобы было лучше, чтобы было идеально. Знаете, как на Западе в Голливуде есть специальные дублерши — ноги, руки, фигура... Все что угодно! Потом забавно смотреть на эти кадры на экране: вроде это я, а на самом
деле нет.

— Что, и в журнале «Плейбой» тоже были не вы?

— Это как раз — я. Доверилась профессионалам. Как вы понимаете, в этом издании кустари не работают и за дублершу не спрячешься.

— Окончив Высшие курсы сценаристов и режиссеров, вы сняли свою первую ленту «Дорога», получившую разные отклики в прессе….

— …И которую критики благополучно разнесли в пух и прах и утопили. При этом центральные, российские и украинские каналы показали и показывают фильм десятки раз в прайм-тайм — и он имеет высокий рейтинг. Продается с успехом на кассетах и дисках. Видимо, мы с Гошей Куценко что-то «ухватили» в этой дорожной истории. Тогда, пять лет назад, на молодое женское кино смотрели как на что-то невероятное. Ну ладно там Алла Сурикова, Кира Муратова, Рената Литвинова — пусть будут. А это, это-то что? Зато сегодня какой-то обвал дамских дебютов. Сужу хотя бы по прошедшему «Кинотавру». Вот недавно я сделала свою новую картину «Пари» по Чехову, в которой занята куча звезд: Вержбицкий, Могилевская, Железняк, Белый, Чонишвили… Жаль что лента, как мне сказали, до Харькова еще не добралась. Никто из знакомых не видел.

— Красивая женщина в качестве режиссера на площадке устраивает далеко не всех… Как вам удается подчинять себе всю съемочную группу?

— В профессии у меня мужской характер — и на съемках полный порядок. Я никогда не повышаю голоса, не педалирую собственную значимость и заставляю всех так работать — на одну идею, чтобы люди себя ощущали одной командой, делающей что-то нужное, хорошее, за что потом не будет стыдно.

Не хочу заканчивать на такой пафосной ноте. Хотите прикол? Одно время меня достали в интервью вопросом: «Как вам работалось на съемочной площадке «Место встречи изменить нельзя» с Высоцким и Конкиным»? Отвечала: «Я, конечно, понимаю, что Говорухин собрал там тогда всех самых красивых актрис советского кино — Фатееву, Светличную, Заклунную, Удовиченко и других. Но по малолетству я никак не могла там играть». «Нет,— говорят мне журналисты, мы знаем — вы там были!» Ну что ж, думаю, прессе виднее. Пересмотрела раз пять весь фильм, приглядывалась, не мелькнет ли где-нибудь в кадре маленькая красивая девочка, похожая на меня. Нет, не мелькала. Пытала маму, не ездили ли в ту пору всей семьей в Одессу на киностудию. Мама ведь у меня актриса, отец — режиссер, все могло быть: гастроли, пробы какие-нибудь… Нет, не ездили. Ну и я все-таки не поленилась, навела справки. И что вы думаете — в фильме и правда играет моя полная тезка — Наталья Петрова! Помните в ресторане официанточку с тележкой на колесиках? С ней еще Фокс танцует и потом бросает ее в окно. Вот это она и оказалась. Красивая актриса, когда–то играла Людмилу в киносказке Птушко «Руслан и Людмила». Живет сейчас где-то за границей.

— Ну и на прощание скажите что-нибудь хорошее о Харькове…

— Легко! Мы, харьковчане, все наполнены такой огромной энергией и всегда желаем что-то делать. Харьковчане для меня — это нация. Это никакие не украинцы или русские, и не евреи, татары или армяне. Это люди с каким-то универсальным мощным природным зарядом — внутренним, мозговым. Да, нас обделяют, загоняют за флажки — политические, территориальные, экономические, информационные, но мы все равно хотим столько сказать миру…. Говорю со знанием дела: я родилась в главный день города Харькова— 23 августа!

Комментариев нет :

Отправить комментарий