24 июн. 2011 г.

Радиоинтервью Ивана Охлобыстина.


Как всегда по воскресеньям говорим мы с вами о персонах, программах, событиях и антисобытиях, которые влияют на то, каким наше телевидение будет сегодня и завтра. Сегодня мы будем говорить о сериале «Интерны», и не только об этом сериале. Будем говорить с создателями «Интернов». Вячеслав Дусмухаметов уже в студии. Те, кто смотрит Сетевизор, его видят. Здравствуйте, Слава.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Здравствуйте-здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Он – автор и продюсер «Интернов», «Универа», Comedy Woman. А также у нас был заявлен, как вы знаете, Иван Охлобыстин. Но пустующее кресло пусть не пугает вас, вот-вот Иван уже на подъезде, говорит, там какой-то кортеж пропускал.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Он уже, по-моему, бежит даже.

Е.АФАНАСЬЕВА: Уже бежит. Пропускали какой-то кортеж на Рублевке. Да? Как многодетный отец он теперь живет в коттедже, приходится кортежи пропускать.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Есть свои минусы в этом, да?

Е.АФАНАСЬЕВА: Есть свои минусы. Ну что, сейчас придет, расспросим. Уважаемые наши слушатели, вы же зрители... Вот Иван. Здравствуйте, Иван.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Здравствуйте, Иван Иванович.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так, пожалуйста, проходите к нам. Вас уже сразу показывают по Сетевизору, а не только ожидает подход к микрофону.

И.ОХЛОБЫСТИН: Здравствуйте. Рад видеть вас.



Е.АФАНАСЬЕВА: Здравствуйте. Проходите.

И.ОХЛОБЫСТИН: Простите, но я нарвался на очередного бонзу, который перегородил дорогу. Видимо, мне на них везет.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вам везет на бонз?

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Не только на дороге?

И.ОХЛОБЫСТИН: Только на дороге.

Е.АФАНАСЬЕВА: Только на дороге. Ну вон водички вам поставили – можно попить, выдохнуть. Иван Охлобыстин тоже с нами.

И.ОХЛОБЫСТИН: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы будем говорить об «Интернах» и не только. Наш SMS-номер +7 985 970-45-45, пожалуйста, вы можете присылать уже свои вопросы. А во 2-й части программы как обычно мы поговорим с вами и по телефону. Вот пока мы ждали Ивана и начала нашей программы, Слава сказал, что «Интернов» уже 120 серий.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да, написано уже 120, сейчас идет съемка. И я думаю, что дай бог к августу мы закончим этот пул из 120 серий.

Е.АФАНАСЬЕВА: А да, очень смешно. Я сегодня в твиттере написала, что вы будете в гостях, и моя коллега Светлана Колосова написала: «Поздравь обоих с Днем медицинского работника. Заслужили».

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да-да-да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так что я вас поздравляю с Днем медицинского работника.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Спасибо огромное.

И.ОХЛОБЫСТИН: Спасибо. А он и медик-то в реальности, не только в виртуальном пространстве.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну так только со знанием дела можно снять такой сериал.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да. Не зря 7 лет учился, называется.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, ну да, Слава Муругов снимает про курсантов и кадетов, то, что он...

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Слава – военный продюсер, я – медицинский продюсер, да. (все смеются)

Е.АФАНАСЬЕВА: Так, ну тут уж просто вообще напрашивается, спрашивают, будет ли Иван снимать какой-то ситком про церковную деятельность? Или, все-таки, это too much?

И.ОХЛОБЫСТИН: Не, ну это очень деликатный... Too much, конечно. Это деликатный институт, касающийся личной жизни качества верующего человека. Поэтому мне кажется, не удобно.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вам еще не надоело отвечать на вопросы, связанные с отношением вашей религиозной части жизни и творческой? Потому что из тех вопросов, которые пришли на сайт, все равно больше половины про это.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да, и на большую половину Ваня отвечал уже.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да я думаю, что...

И.ОХЛОБЫСТИН: С запасом уже ответил.

Е.АФАНАСЬЕВА: Уже столько раз просто. Наверное, надоело до беспредельности.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, надоело – да. Ну а что? Люди спрашивают.

Е.АФАНАСЬЕВА: Люди не знают, не слышали предыдущие интервью.

И.ОХЛОБЫСТИН: Могут не знать. А все очень простенько. Я снялся в фильме «Царь», будучи действующим священником. Понял, что критика будет моей роли, потом меня, а потом через меня церкви, понял, что я так нанесу любимому институту религиозному вред и написал прошение на имя Патриарха, чтобы пока я снимаюсь, я был в запрете, такой, знаете, штрафбатник. А когда все беспокойство закончится с приличными сериалами о приличных людях... Благодарю вас.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это кто Сетевизор не видит, это Ване чай принесли.

И.ОХЛОБЫСТИН: Кофе. Я попросил, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, просто... Кто видит, понятно, к чему относится «Благодарю вас».

И.ОХЛОБЫСТИН: Я, честно говоря, не знал, что эфир будет. Я думал, радиоэфир. Я не решился бы, не дерзнул...

Е.АФАНАСЬЕВА: Не страшно. Пейте, пожалуйста, у нас радио свободных людей. Можно и кофе попить.

И.ОХЛОБЫСТИН: Вот. И, собственно, возвращаясь к теме, он одобрил, он посчитал, что общество сейчас не готово к тому, чтобы воспринимать совмещающих 2 профессии. Хотя, многие священники совмещают, но это не афишируется. А когда на виду ты у всех, это такая, знаете, болевая точка и очень много пустой критики. Пустой, ни к чему не относящейся критики, которая в итоге может складываться в некое ощущение у остального читателя, зрителя, у аудитории, и приводить к неправильным выводам. И поэтому я решил вот так, хирургическим методом, так скажем.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так, уже пошли смски. «Огромное спасибо создателям и актерам «Интернов». Отдыхаем после работы душой и телом с детьми. Врачам знакомым тоже нравится. Новый сезон будете снимать?»

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да, новый сезон уже снимаем, все в порядке. Спасибо большое за хорошие слова.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Вячеслав, скажите, пожалуйста, сколько будет сезонов в сериале «Интерны» и когда, наконец, Быков женится?»

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Ну, чтобы узнать, женится ли Быков, надо вам посмотреть все серии, конечно. А новый сезон – он сейчас идет, ну, сейчас премьера на ТНТ, ну и осенью тоже будет премьера нового сезона.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Поздравьте великих и ужасных Охлобыстина и Хью Лори (Доктора Хауса) с Днем медицинского работника». Вот Ивана поздравляю, как поздравить Хью Лори, пока не в курсе. Может быть, Иван знает, коллегу как поздравить?

И.ОХЛОБЫСТИН: Я заметил сегодня страшную вещь. Я с детьми сегодня утром смотрел 7-й сезон «Доктора Хауса». Я заметил, во-первых, они уперли у нас несколько сюжетов, причем так, явственно. По срокам так и получается: то, что у нас было во 2-м сезоне...

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Дай им бог здоровья.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, молодцы, в общем. Значит, следят.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: У них хромает только доктор Хаус, у нас вся медицина, да? (смеется)

И.ОХЛОБЫСТИН: У нас вся медицина, да, да. Включая и буквально у нас хромают и все интерны, и я хромаю, потому что недавно ногу ломал. У нас такое проклятие «Доктора Хауса» мы назвали, потому что почему-то все актеры сломали себе ноги. Но вылечили уже.

Е.АФАНАСЬЕВА: Реально? Во время съемок?

И.ОХЛОБЫСТИН: Реально.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да, да. У нас проблема была у Илюши.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это, может быть, врачи на вас вообще напускают всякую?..

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Ну, видимо, у нас проблема какая-то с ортопедами. Потому что у нас все колени летят да суставчики.

И.ОХЛОБЫСТИН: Да. У меня палец.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Ну, вот пальчик полетел еще, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Вот тут, кстати, есть присланный заранее на сайт вопрос. Алфишик, создатель философского камня подписался, он пишет, что «в первых сериях «Интернов» Быков просто ругал интернов, мастерски, но ругал. В дальнейших уже кричал, оскорблял, обзывал. С каждой последующей частью все грубее и грубее. Когда же он их бить начнет? Или это к сценаристу?»

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Начнет. (все смеются) Смотрите новые серии.

И.ОХЛОБЫСТИН: Смотрите новые серии. Это же Россия, ребят. Ну, как вот без этого, без физического контакта?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Физический ситком.

И.ОХЛОБЫСТИН: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Снимайте еще – не надо заканчивать. Этот сериал дает сил больным и врачам, как преодолевать заморочки друг друга. Снимает стресс. Снимайте полный фильм. Лев». Вот так.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Хорошо, Лев. Спасибо огромное.

Е.АФАНАСЬЕВА: «А зачем первый сезон «Интернов» продали на Украину и сначала показали там?» - Вадим из Челябинска интересуется. Ему, видно, на Украине виднее.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Нет, ну, мы показали после премьеры в России. Сначала премьера идет в России, потом мы продаем на Украину.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Иван, а кто вам пишет тексты? Или вы все сходу сами придумываете?» - интересуется Антон.

И.ОХЛОБЫСТИН: Вы знаете, ребята сами пишут. Они день ото дня совершенствуются, и я сам по себе сценарист, я в состоянии оценивать профессиональный уровень. Уровень текстов сейчас значительно отличается от уровня текстов в первом сезоне. Это выше. Иногда какие-то казусы бывают, что сложно, у нас у каждого из нас своя манера произношения, и тогда какие-то нюансы, может быть, мы уточняем непосредственно на площадке. Но это нюансы, это уже такие, местоимения. А, в основном, весь текст идет авторский, потому что, собственно, там особо подкапываться не к чему.

Но я заметил опасную тенденцию: они издеваются надо мной. Они все больше и больше туда терминов медицинских вставляют. (смеется)

Е.АФАНАСЬЕВА: Которые трудно учить.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Но я скажу, у авторов просто совесть: они не могут плохо писать для Ивана Ивановича. Просто не в состоянии.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но, наверное, когда писали первые пилотные серии, еще не был утвержден исполнитель главной роли. Это был... Давайте выключим мобильные телефоны.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Не будем руководить республикой отсюда. Наверное, писали просто абстрактно. А потом уже, вероятно, стали писать под Охлобыстина?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Нет, Елена, так попало сразу, что...

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот, просто на него и писали?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Сразу попало, да. Потому что когда Иван Иванович все это взял, все это понес в народ, и мы сразу поняли, что кроме него это никто сделать не может.

Е.АФАНАСЬЕВА: Все понятно. «Перестаньте обижать Варю», - требует Алекс. Вот так.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Требует Варя.

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, пока тут Алекс требует.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: (смеется)

Е.АФАНАСЬЕВА: Так. «Люблю, жду. Лена». Вот так вот. «Снимайте новые серии. Не хотите ли снять фильм?» Вот уже второй вопрос про полнометражное кино.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Есть такие мысли, но пока мы думаем, что проект идет по телевидению, фильм делать бессмысленно.

Е.АФАНАСЬЕВА: «Быков – часть Охлобыстина? Насколько большая?» - интересуется Антонов.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, вы знаете, Быков честнее. (все смеются) Быков честнее и он холерик, а я – сангвиник.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так, да?

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, вот, разве что да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Много достаточно вопросов о церемонии МузТВ. Причем, с кардинально противоположными точками зрения. Горячее негодование... Вернее, грозное. Как негодование? Горячим, наверное, не бывает – горячим бывает одобрение. В общем, от негодования до одобрения. Как вам этот experience?

И.ОХЛОБЫСТИН: Замечательно. Во-первых, я ощутил, что значит... Ну, кто не ощутил, тот не сможет в полной мере разделить мои чувства, что значит 15-20 тысяч человек, которые смотрят на тебя.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что такое энергия толпы.

И.ОХЛОБЫСТИН: Да. Это, вот, физически ощущаемое, это я еще ощутил на 2-х тысячах во МХАТе, в Санкт-Петербурге 2,5-3 тысячи, что открывается занавес, ты еще не видишь и потом не увидишь из-за софитов. Звук занавеса перебивает звук, ты не слышишь, но при этом как приливная волна, знаете, в грудь. И, вот, ты чувствуешь материализованную энергию внимания. И мне нужен был этот эксперимент для себя, потому что 10 сентября у меня будут литературные чтения в Лужниках. Потом у меня дети очень просили сфотографироваться...

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Что-то как-то несопоставимо звучит, да? «Литературные чтения в Лужниках».

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну да. Мы так назвали.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну почему? Все-таки, в 60-е поэзия-то в Лужниках и собиралась.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, да-да. Собственно, почему нет? Великой стране – великие литературные чтения. Самый большой стадион самой большой страны в мире. Почему мы должны на себе экономить даже в плане реноме? И, собственно, дети просили меня с Tokio Hotel сфотографироваться.

Е.АФАНАСЬЕВА: Это я прочла у вас в твиттере.

И.ОХЛОБЫСТИН: Я бессилен. Я спросил сразу милого человека Армана, который занимается МузТВ, я говорю: «Можно будет?» Он говорит: «Да. Это условие?» Я говорю: «Да». И он так посмеялся...

Е.АФАНАСЬЕВА: Это был ваш райдер.

И.ОХЛОБЫСТИН: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Первое – фото детей с Tokio Hotel.

И.ОХЛОБЫСТИН: Да, это было основным условием. Там, ни деньги, ни слава не привлекали. Я был вызван в качестве самовара. Собственно, они не скрывали это, что, вот МузТВ, вот артист, вот стоит, цилиндр надел, на карете приехал. Ксюху я попросил Собчак, я позвонил, говорю: «Слушай, сделай так, чтобы меня анафеме не предали». Она говорит: «Не беспокойся. Колоть буду, но буду сдерживаться». А надо отдать ей должное, что, зная Ксению, она была... Ну, это пуританский-пуританский уровень. Единственное, меня смутил немного Зверев с предложением там же осуществить половую связь. Но он смутил не самим фактом того, что...

В.ДУСМУХАМЕТОВ: А он сам предложил, да?

И.ОХЛОБЫСТИН: Сам предложил, и это было чудно, потому что, вроде как, и...

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Ну, это просто чудно, даже без объяснения, да.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, чудно, да. Не то, что сам факт, да?

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, это пора в качестве персонажа к «Интернам» издать.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да. Когда мы введем туда психолога, обязательно будут такие люди.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ксения очень помогла мне, потому что она работала с такой большой аудиторией. И как-то мы с ней... Не знаю, после литературных чтений, вот, о пионерских чтениях я в ней открыл автора. После этого вся критика на нет свалилась. Я как только литератора вижу... Вот у меня перед Славой такое: вроде, ругаться надо по деньгам, а не могу. Он мне что-то раз о Петровне, и я ... И сел.

Е.АФАНАСЬЕВА: А ругаться должны агенты.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, по идее-то, я теоретически должен там поругиваться, недовольным быть.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Мы общаемся без агентов.

И.ОХЛОБЫСТИН: А я счастлив.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: (смеется)

И.ОХЛОБЫСТИН: И то же самое с ней. Я как-то открыл в ней литератора, личность, готовую открыто говорить. В жизни она интеллигентна, эрудированна, с ней интересно говорить. Ну, вот, и как-то так вот все вместе. Так что у меня претензий к МузТВ нету, все было правильно, вызвали как самовар, честно отстоял. Я им сразу сказал: «Ребята, музыку эту я не люблю, не ценю, ничего бы не дал, не могу сказать, никого не знаю».

Е.АФАНАСЬЕВА: И в качеств перца вы вошли в это блюдо.

И.ОХЛОБЫСТИН: Да. «Никого не знаю. Так что если вас устраивает, что я вот это, самоваром там простою, то...» Арман сказал: «Да, это вполне интересно. Там момент узнавания важен». Шерон Стоун мне понравилась – мы с ней постояли, поцеловались.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, надо же, какое удивительное явление.

И.ОХЛОБЫСТИН: Она – дивная вообще женщина, энергичная, подтянутая, спортивная.

Е.АФАНАСЬЕВА: А рассказывали ребята, которые вечер Горбачева снимали в Лондоне, что фантастически профессионально она вела его, а наша команда снимала (Первого канала) во главе с Андреем Болтенко.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ксюша?

Е.АФАНАСЬЕВА: Нет, Шерон Стоун – в данном случае я о ней.

И.ОХЛОБЫСТИН: А.

Е.АФАНАСЬЕВА: Что фантастически профессионально отработала.

И.ОХЛОБЫСТИН: Она – да, видно, что профессионал. Она честно высидела необходимое количество этих высиделок, сколько нужно. Она искренне пыталась разделить радость, ничего не понимая. Видимо, она слушает ту же самую музыку, что и я, потому что у нас примерно зрачок был на одном уровне. (все смеются) Нервно пульсирующий зрачок после объявления группы «Поющие трусы».

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Вернемся к «Интернам». «Мой папа – доктор, заведующий отделением, носит фамилию Быков. Он в восторге от сериала, они в отделении играют в «Интернов», - сообщает Лариса. (все смеются)

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Но зато есть друг Гриша Купитман, с которого я взял фамилию, он не очень доволен.

Е.АФАНАСЬЕВА: Он не доволен, что фамилия стала нарицательной.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Он говорит, что когда он подает визитку, где написано «Купитман, уролог», никто не может это серьезно воспринимать, говорят: «Да ну?» Чуть ли не «паспорт покажи».

Е.АФАНАСЬЕВА: Угробили вы другу своему карьеру.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Кто-то называет «угробили», а кто-то называет «раскрутили».

Е.АФАНАСЬЕВА: Раскрутили. А Тамара Владимировна интересуется: «Имеет ли сериал реальных прототипов, реальных героев?»

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Имеет. Прототипы есть, конечно же. Все из нашей жизни. Поэтому так похоже.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так вот.

И.ОХЛОБЫСТИН: Мне приятно, честно говоря, врача играть. Много раз в моей жизни врачи мне спасали жизнь. Мне, я помню, Юрий Михайлов (царство ему небесное – спился он, от цирроза умер) в той деревне, где я жил в детстве, меня спас от жабы. Ну, не жабы, а это ложный круп и моя мама была в истерике, не понимала, что делать. Он закрыл окна, кухню, поставил кастрюлю, паровая баня и я не умер. Это первый случай. И много было так в жизни – я много жил.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть вы долги врачам возвращаете.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, в общем, в некотором смысле да. И потом у меня отец был военный врач, и это один из 3-х основополагающих столпов русского сообщества, вот, врачи, педагоги, военные. Все остальные уже так, должны обслуживать их интересы.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Менеджеры?

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну да.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Ну да.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, менеджеры – так вот... Ну да, они обслуживают.

Е.АФАНАСЬЕВА: Продюсеры.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да-да-да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Надя интересуется: «Отец Иоанн, если б вашей супруге предложили роль в «Интернах» или в другом сериале, вы бы ей позволили? Или она сама бы не захотела?»

И.ОХЛОБЫСТИН: Вы знаете, мы любим друг друга уже много лет, и я не в состоянии ей что-то позволять или разрешать, или... Я могу погундосить, я могу свое мнение высказать. Но я всегда поддержу ее, что бы она, какое бы мнение ни было. В этом отношении у нас корпоративно такая, знаете, пиратская сделка.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Еще один вопрос про жену от Александра: «А ваша жена нормально воспринимает постельные сцены Быкова с Кисегач?»

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Я могу ответить. Мы с ней договорились, что постельных сцен не будет. (смеется)

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так? То есть это вы подписали сначала договор с женой Ивана, а уж потом он заключил договор. (смеется)

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Нет, без договора – мы просто договорились об этом, да.

И.ОХЛОБЫСТИН: Договорились, да. Но у нас постельные сцены довольно деликатные – оно идет таким, знаете, намеком, что есть.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну да. Намекнули и все.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да. В постельной сцене снимается, в основном, одеяло у нас, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, прекрасно.

И.ОХЛОБЫСТИН: Одеяло и носки еще. (смеется)

Е.АФАНАСЬЕВА: Высшая степень эротики. Понятно. А вообще ваша жена не хочет (она же, все-таки, актриса) вернуться к какой-то активной съемочной деятельности?

И.ОХЛОБЫСТИН: Не хочет. Не хочет, чтобы дети были. Анфиса хочет стать актрисой, а для Оксаны это, в общем, неприятность. Но она рассчитывает, что Анфиса не органична, что у нее ничего не получится.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вот так обижать ребенка сразу. «Не органична».

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, вот она считает, что плохая профессия (Оксана), что очень искусительная.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Ну, она режиссером еще хочет стать, она уже прекрасно знает «Камера, мотор!»

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, это вот уже политика. Это после разговора с тобой.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть хлопушкой уже все поработали дети, да? Эксплуатация детского труда.

И.ОХЛОБЫСТИН: А сама – нет. Ей немцы предлагали очень хорошую роль, ей наши предлагали. Она снялась в одном благотворительном рождественском фильме, где сыграла смертельно умирающую женщину. И нисколько это не смутило – мы с ней не мнительные, хохотуны тушинские, так что для нас это наплевать. Вот. А от всего остального отказывается – ей не интересно. Ей интересно смотреть, она с удовольствием любит кино смотреть со мной. Но у нее, вот, семья. Королева-мать, короче.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну, при таком количестве детей...

И.ОХЛОБЫСТИН: Ой, она особо... Вы знаете, чем больше детей, тем меньше проблем. Вот, один ребенок – это катастрофа. 2 ребенка – это полкатастрофы. 3 ребенка – ты уже не понимаешь, есть у тебя дети или нет. Они выходят в какой-то момент на автономное...

Е.АФАНАСЬЕВА: Удивительно.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Становится их больше, начинают ухаживать сами за собой, да?

И.ОХЛОБЫСТИН: Сами за собой, да. А, вот, мыть они друг друга начинают уже 5-летние. Автономия абсолютная, закольцованность.

Е.АФАНАСЬЕВА: Мы должны прерваться на новости. А потом мы продолжим эту животрепещущую тему, и вы нам расскажете, как вообще количество детей помогает их качеству. Иван Охлобыстин, Вячеслав Дусмухаметов, через несколько минут продолжим.

НОВОСТИ

Е.АФАНАСЬЕВА: Итак, мы продолжаем программу «Телехранитель». Мы сегодня говорим с создателями «Интернов». Иван Охлобыстин, Вячеслав Дусмухаметов у нас в студии. Я вспоминаю, что года полтора, наверное, назад у вас первая или вторая неделя была эфира, мы уже встречались на «Эхе». Но тогда это еще было не очень понятно, особенно такие, посвященные зрители успели посмотреть и подсесть. А сейчас у вас, наверное, уже есть такие фан-клубы и какая-то фанатская жизнь почитателей. Есть какое-то вот, жизнь вне эфира? Вячеслав?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Жизнь вне эфира? Ну, люди рассмотрели ситком, приятно, да, что понравилось качество. Мы пытаемся не подвести зрителя и пытаемся держать планку. Производим, ну, не совсем много, как можно произвести, не торопимся, боремся за качество.

Е.АФАНАСЬЕВА: А у другого сериала, который вы производите, «Универ» - там сколько серий уже?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: 255.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так. Вам есть, к чему стремиться.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: И сейчас мы снимаем новые 100.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я напоминаю наши средства связи со слушателями. +7 985 970-45-45 – SMS-номер, чуть позже мы будем звонки принимать 363-36-59, код Москвы 495. «Иван, как в вас уживается причастное к церкви и такая агрессивная реклама продавца сотовых телефонов?» Но без подписи, заметьте, смска.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, вы знаете, как по-русски? Что такое «реклама»? Это хвалить за деньги. (все смеются) Уживается прекрасно. Это обычная работа. Надо отдать должное мне, любимому, что перед тем, как рекламировать ту или иную модель, которую мы выставляем на продажу, я – топ-менеджер, я, прежде всего...

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот тут еще интересуются, когда успеваете вы быть креативным директором?

И.ОХЛОБЫСТИН: Ой, еле-еле. Я еле-еле, мельком. Благо уровень высоких технологий позволяет. Я перед тем как рекламировать, я проверяю на себе эту модель, эту модель, преимущества этой модели...

Е.АФАНАСЬЕВА: Детям надо отдавать – они быстрее проверят.

И.ОХЛОБЫСТИН: Отдаю в итоге. В итоге у меня все отказались от Apple, все перешли на корейцев, все на LG, на Samsung сидят. Ну, HTC еще сидят. Blackberry не пошло. Отказались от iPhone’ов – неудобно. Им же надо по Bluetooth записочки в классе.

Это рынок своеобразный, и в границах этого рынка есть условия игры. Если ты их соблюдаешь, ты, в общем, ничего не нарушаешь.

Е.АФАНАСЬЕВА: Но вы же там чужак, вы пришли из такого, вот, из 2-х совершенно противоположных сфер – из творчества, из церкви. И вдруг вы идете в бизнесе.

И.ОХЛОБЫСТИН: А вы просто не знаете моего прошлого.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ах, вы были бизнесменом?

И.ОХЛОБЫСТИН: Конечно. Я в рекламном бизнесе не работал, но крупную часть своей жизни, большую часть своей жизни я посвятил полит-пиару. То есть это АПН, с Белковским я работал, потом была журналистика – это я с Яковлевым работал.

Е.АФАНАСЬЕВА: В общем, доктор Быков – это не крайняя степень воплощения этого человека.

И.ОХЛОБЫСТИН: Это собирательный образ. (все смеются)

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Почему он такой глубокий и многогранный, да?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Тут мне пишут: «Сам не смотрю «Интернов», но хотел выразить Ивану Ивановичу респект за церемонию открытия Кинотавра». Вот видите как? Кто это подписался? Василий. «А супруга не заревновала после поцелуя Шерон Стоун?»

И.ОХЛОБЫСТИН: У нас такие отношения, что даже если бы я целовался со всеми киноактрисами Голливуда, Оксанка вряд ли бы обратила внимание на это.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ваш тезка Иван пишет, что «после такого количества серий можно работать врачом». Ну, вот, Вячеслав, наверное, поработал, а потом обратно пошел это количество серий писать.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да, мы думаем, что когда мы доснимем ситком, в эту же больницу сами и ляжем к нашим же докторам уже. (все смеются)

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно

И.ОХЛОБЫСТИН: К Палычу в психоневрологию.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. А в твиттере вы настоящий?

И.ОХЛОБЫСТИН: Настоящий. У меня твиттер – вот, PsykerO1477.

Е.АФАНАСЬЕВА: А почему такое странное название? Я честно вас фолловлю и читаю, каждый вечер читаю ваши 7 волшебных.

И.ОХЛОБЫСТИН: Название такое. Psyker – это же фантастический образ, это такой флагеллант будущих космических армий, которым сканирует массовое бессознательное на предмет, что там происходит, чтобы выяснить, когда чужая армия идет или какая в общем опасность. Интуит, иначе говоря. 1477 – это такая сакральная для меня фраза. Psyker, O – Охлобыстин, 1477. Есть принцип такой, принцип сложности. Чем сложнее ник, тем легче его запомнить. Потому что когда говорят: «У тебя какой ник?» - «У меня IvanO@gmail.com» - «А, ну ладно», и забывают. «У тебя какой ник?» - «PsykerO1477» - «Чего?» - «PsykerO1477».

В.ДУСМУХАМЕТОВ: «Ты лучше запиши».

И.ОХЛОБЫСТИН: «Ты запиши» - «Подожди, я запишу». (все смеются) Поэтому... Более того, это официально утвержденная должность, проходящая по бухгалтерии у меня должность в Евросети – Psyker.

Е.АФАНАСЬЕВА: Должность?

И.ОХЛОБЫСТИН: Должность. То есть мы сделали. Вот то, что батискаф когда-то был у Жюль Верна, батискаф – это придумка, а теперь батискафы плавают. Psyker стало официальной должностью, мы утвердили это в качестве вот такой разнорядной сетки.

Е.АФАНАСЬЕВА: Недалеки те времена, когда дети будут хотеть стать Псайкерами.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: «Ты кем будешь, когда вырастишь?» - «Я буду псайкером» - «Молодец».

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот вопрос опять без подписи, заметьте: «Передайте продюсеру: не стыдно было взять за основу сериал «Доктор Хаус» и выдать за свою идею, а потом развить? Мне нравится, но осадочек остался». Я представляю, сколько раз пытались сравнить вас с «Хаусом» и с «Клиникой».

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Ну, совершенно в порядке. Я всегда говорю журналистам на это: «Вам ответить как, заученной хорошей фразой, либо просто поболтаем?» Они говорят: «Ну, давайте заученной». Я говорю: «Ну, включаем диктофоны». И есть на 3 минуты у нас раскинутая по ролям с Иваном Ивановичем...

Е.АФАНАСЬЕВА: Но мы не будем наши тратить 3 минуты, действительно.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Зачем, конечно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так, Таня подтверждает, что нас хорошо слышно по Сетевизору. Мы рады, Таня. Игорь из Тольятти пишет: «Слежу за творчеством Ивана. Практически с советских времен восхищаюсь талантом. Надеюсь, еще лучшее впереди. Спасибо, удачи».

И.ОХЛОБЫСТИН: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Так. «Ребята, сериал – супер! Спасибо. А не хотите ввести в сериал соперника Быкова? А то он не ценит Настю, не ценит», - пишет Оксана из Казани.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Вот, переживает Оксана за Настю. Здорово.

И.ОХЛОБЫСТИН: (смеется)

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Мы добились того, чего хотели.

Е.АФАНАСЬЕВА: Доктор Сергей С. настаивает: «Чтобы снять качественный фильм о настоящих проблемах пациентов и докторов в современной России, необходим талант или хотя бы знание дела». Вероятно, подозревает, что не все здесь присутствует. Но большинство других слушателей как раз доказывают, что все хорошо с этим.

А Дмитрия из Екатеринбурга страшно интересует: «Как вы наказываете детей?»

И.ОХЛОБЫСТИН: По-разному. Они знают, что есть точка невозврата. До этого можно меня... А у меня девочки, в основном.

Е.АФАНАСЬЕВА: «В основном» (смеется). Хорошо столько детей иметь. «В основном, у меня девочки, но случаются и мальчики».

И.ОХЛОБЫСТИН: Я бессилен перед девчатами – они как с животным, уже минуя психологию, которую я пытаюсь им привить вкус. Как с боровом. Перегнали в комнату, где им нужно мультик смотреть, я сходил, купил, чего им надо, мороженое принес и обслуживаю их интересы. Но! У нас есть королева-мать, а я, в общем, вассал. Они знают, что можно до последнего меня... И там начинается точка невозврата, и тогда чего под руку попадется.

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть не доводите папу, называется.

И.ОХЛОБЫСТИН: Не доводите. Несколько раз было, и они помнят взрывы нехорошие. И они всегда балансируют так, что мне дает надежду, что им удастся на будущее устроиться в жизни по максимуму, но не переходя границы.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Но Иван Иванович – строгий отец, я видел, как он общается с детишками.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, дети как взрослые, в принципе. Они заучили хорошо идиому, что дети – это просто... «Не надо романтизировать», - говорят они. Дети – это просто недоразвитые взрослые.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так. Недоразвитые. А снять их в каких-то эпизодах в «Интернах» был такой соблазн?

И.ОХЛОБЫСТИН: Нет, не было соблазна.

Е.АФАНАСЬЕВА: А у продюсера?

И.ОХЛОБЫСТИН: Оксанка против. А у них там корпорейшн без меня, я уже так, сторонней величиной в их длинной, долгой, потаенной интриге.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Просят рассказать о работе в фильме «Generation «П».

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, нормальная работа, хорошая. С Ромой Трахтенбергом, царство ему небесное, познакомился. Он меня, кстати, поразил несоответствием внешнего и внутреннего. Первое наше знакомство было в лифте радиостанции РСН, он мне нахамил. Я сдержался и не стал его бить там в лифте, потому что он больно маленький и чудной. А потом, когда мы уже на съемочной площадке встретились, выяснилось, что он – милейший человек, просто, ну, вот, такая жизнь, что ему пришлось, человеку с двумя высшими образованиями, быть клоуном для того, чтобы получить, наконец-то, свою передачу, где он может говорить серьезно, и на 5-м или на 6-м выпуске умереть от сердца. Вот так вот. Не все, в общем, можно, не все пути хороши для того, чтобы достичь успеха в шоу-бизнесе. Шоу-бизнес безжалостен и физически, и психологически. Я удивляюсь. Я иду, вот, в ларечке продают газеты, там, Малахов с кем-то встретился и он где-то тусуется, там еще кто-то. Я думаю: «Они – титаны. Они – боги древности, языческие». Блин, я приезжаю пол-одиннадцатого, я как Буратино, меня можно вносить любой частью. Когда они успевают тусоваться? Когда у них на личную жизнь?..

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Короли тусовок, да. 14 тусовок в месяц. Вот это что?

Е.АФАНАСЬЕВА: В день, в день. (смеется)

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да. Все утро.

И.ОХЛОБЫСТИН: Это загадка. Как они?.. Я не знаю, кто кому... Ну, выгодно прессе, конечно, что этот с этой сошелся, этот с этой. Ну, я считаю, это неприлично вообще обсуждать. Ну, раз рынок существует. Но сам факт, что у них есть время где-то тусоваться, где-то приходить. Даже если на 2 минуты зашел. Для меня это, вот, всегда искушение. Нужно пойти к приличным людям, поддержать. Презентация, еще чего-то. И я прихожу буратиной туда, отстаиваю. И, вот, с Оксанкой мы на что-то ссылаемся, у нас отмазка железная – дети, няня. Няни-то нет уже лет 10. Ну вот.

Е.АФАНАСЬЕВА: (смеется) Надо няню.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Ты сейчас всем признался. Ты знаешь, что больше это не сработает?

И.ОХЛОБЫСТИН: Сработает-сработает. Это...

Е.АФАНАСЬЕВА: Очень много вопросов посыпалось по поводу Левина. Куда вы его дели и вернется ли он?

И.ОХЛОБЫСТИН: Он в Принстон поехал к Хаусу – он самый умный, мы решили, что нужно повышать наше IQ.

Е.АФАНАСЬЕВА: (смеется) Вы его командировали, да?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Чтобы он все секреты узнал, понятно. Поздравляю вас с праздником: «Успехов в подготовке к 10 сентября, а мы, твиттериане вас поддержим». А что 10-го сентября, Иван?

И.ОХЛОБЫСТИН: Лужники.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, вот эти Лужники. Видите, как твиттериане вас знают?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Мы обсуждаем с нашими собеседниками.

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно. Давайте несколько звонков попробуем принять. 363-36-59, код Москвы 495, вы дозванивайтесь. Еще у нас тут очень много смсок, которые мы не успеваем ответить. Так. «Каким должно быть современное российское кино, Иван?» Это, наверное, часа на полтора вопрос, как вы думаете?

И.ОХЛОБЫСТИН: Нет, коротенький. Оно должно быть хорошим.

Е.АФАНАСЬЕВА: О, как хорошо.

И.ОХЛОБЫСТИН: Я был в жюри Кинотавра, я смотрел, я был в ужасе в том году. Ну, это черно. Я не знаю, в этом, говорят, что тоже не очень сладко. Но я сижу с Жоэлем, который отбирает на Каннский фестиваль. Я говорю: «Жоэль, Христа ради, не бери ни один фильм на фестиваль». Везде чернуха, ну просто это...

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Серое, мрачное.

И.ОХЛОБЫСТИН: Серое, мрачное. А там понятно, почему. То, что деньги выделяются, там на 7 инстанций делится, а то, что остается у режиссеров, на это нельзя кино снять – им легче на мобильный. Можно снять единственный вариант...

Е.АФАНАСЬЕВА: То есть такой большой распил. Давайте звонки попробуем. 363-36-59, добрый вечер. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Это «Эхо Москвы»?

Е.АФАНАСЬЕВА: Да. Вас зовут как?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Павел.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста, Павел.

СЛУШАТЕЛЬ: Город Уфа. Иван Охлобыстин, просто восхищаюсь вами как актером, как человеком, как отцом. Люблю ваше творчество. Вот, честно говоря, даже храню вашу фотографию. В Евросети когда был съезд евросетян, у вас (НЕРАЗБОРЧИВО) на рабочем столе, брал.

И.ОХЛОБЫСТИН: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо за звонок. 363-36-59, давайте еще звоночек. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Москва, меня зовут Маргарита.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Я смотрела фильм с участием Охлобыстина, «Пуля-дура» называется. Великолепная роль в этом фильме. И не планирует ли он сниматься в фильмах подобного рода?

И.ОХЛОБЫСТИН: Не знаю. Довольно тяжелый проект был. Спасибо большое. Не совсем объективно, наверное, потому что было очень мало денег у режиссера, у Чикова. Он же и сопродюсер. И он пытался на этих копейках сделать подобие какого-то жанрового фильма, приключенческого боевика. Трюки все делались сами, и это тяжело, когда без подстраховок... На нормальный трюк нужно неделю. Чиков нам выделял около 20 минут. При этом он был жертвенен, у нас до смешного доходило, он говорит: «Ну вот здесь». А там овраг и надо падать в овраг. «И чего сложного?» - и взял, кувырнулся, и туда полетел. Я говорю: «Ну, вы знаете, Валерий, у меня черный пояс по карате, черный пояс по айкидо. Но туда, вот, вот, как вы говорите, полететь – я не знаю, это надо быть каким-то аямой». Он говорит: «А чего сложного?» Пиджачок снял, а у него усятки такие еще желтенькие от никотина – оп, и туда, и упал об камень. Мы его откачали. Он говорит: «Я же говорил?»

Е.АФАНАСЬЕВА: А «Интерны» тоже так снимаются? Там, где готовятся 10 дней, и только в клинике у вас за 20 минут?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Нет, у нас быстро, у нас по-настоящему.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот тут заранее на сайт вопрос от инженера из Самары: «Мне кажется, что в «Интернах» стал ощущаться сценарный кризис. Это так?»

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Нет. Мне кажется...

Е.АФАНАСЬЕВА: «Нет», - сказал продюсер.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Нет, ну я еще сам сценарист, я сам пишу, не только продюсер. Поэтому я за авторов отвечаю головой. Ну, это, наверное, еще и актерам судить.

И.ОХЛОБЫСТИН: Но ты не совсем объективен и не совсем объективен тот, кто спрашивает. Дело в том, как строится любое произведение? Сериал – что такое в отличие от кино? Кино – повесть, сериал – роман. Там не может единого пика быть. То есть мы не можем поднять на пик событийные бурлески и упали в ведро, наступили, упали, по пути роскошный диалог. То есть где-то мы должны меняться, переводить фокус внимания на отношения между людьми, где-то увлекать разговором.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Вначале просто развлекать темой, как это было.

И.ОХЛОБЫСТИН: Да, и вот это может напоминать какой-то кризис.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну вообще жанр ситкома на нашем рынке абсолютно новый, он, в общем, популярен только меньше 5 лет. Начинается там с «Прекрасной няни» примерно время, когда ситком приняли в России. До этого его категорически не принимали, считали форматом со смехом за кадром, даже не понимали, почему.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Ну, пустым жанром, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да.

И.ОХЛОБЫСТИН: Но это не совсем, кстати, ситком, прошу прощения, что я в контексте, просто что перебиваю. Он не совсем ситком, он не соответствует параметрам. Вот, хлопанья нет. Потом по конструкции он тоже не ситком.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Не, ну он ближе к ситкому.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, он ближе, да.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Это стык жанров, на самом деле, поэтому так и получилось.

Е.АФАНАСЬЕВА: Пожалуйста, еще дозванивайтесь, 363-36-59 – попробуем успеть еще звонки. Очень много SMS. «Иван, поздравляем с Днем отца. Галя из Волгограда». А разве сегодня День отцов еще? Боже, как интересно.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, он такой, американский.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну уж кого поздравлять как не Ивана.

И.ОХЛОБЫСТИН: Я не очень понимаю смысл в Дне отца так же, как не понимаю День независимости России. От кого мы независимы? Кто нас поработил?

Е.АФАНАСЬЕВА: А он уже не независимости. Уже слово «независимости» убрали, он уже просто День России.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну слава богу, ума хватило, все-таки. В Кремле много людей сидит с умом.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте, 363-36-59. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Здравствуйте.

И.ОХЛОБЫСТИН: Добрый вечер.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Михаил.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да, пожалуйста, только приемник у вас фонит. Выключите, пожалуйста, и говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Да-да, мы вас давно слушаем. Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Очень приятно, что Иван упомянул в эфире мастера Аояму. И хотелось бы в соответствии с этим спросить. В одной из серий «Интернов» мы видели Сергея Бадюка, всеми уважаемого. Хотелось узнать о ваших отношениях с ним и отношение ваше с миром единоборств. Спасибо.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, отношения по-прежнему трепетные. Есть несколько таких субкультур, из которых состою я. Это, вот, байк-субкультура. Уже давно я не езжу на байке...

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот как раз был вопрос по поводу байков.

И.ОХЛОБЫСТИН: Да. Но это мои, вот, как братья. Ну, это слишком высокопарно. Ну да, так получается. Уж прожили-то сколько? Боевые искусства – всю жизнь занимался боевыми искусствами и, вот, один из самых активных периодов связан с будоканом, это Сергей Бадюк, это мой наставник Юра Федоришин, это Андрей Кочергин, это Кои-карате – это самая сильная школа ножевого боя санкт-петербургская, кстати. Это Максим Дедик, чемпион Японии, чемпион мира по карате много лет, Фулев. Ну, то есть это лучшие бойцы на данный момент и лучшие преподаватели. Я всех не знаю, а это мир гигантский. Но где могу, поддерживаю. Вот, я в Тамбов ездил, у них был детский праздник, и боевые единоборства. Вы знаете, как приятно, когда поле наполнено детьми в кимоно, там, еще и понятно, что они не на улице, понятно, что они увлеченные, что у них глаза горят. Я, вот, за такое общество, я за такое воспитание. Мне кажется, это здоровая альтернатива всему остальному, что хочет предоставить нам мир.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я вот еще о чем хотела спросить. Где-то неделю назад презентовали новый сезон на Первом канале, и рассказали там о вашем новом проекте, тележурнале «Первый класс», причем идет он там по разделу документальному. Что это за проект? Расскажите, что вы там делать будете? Вы сидите там за столом в промо, посреди такой шумной магистрали, где ездят машины во все стороны, и говорите очень умные вещи.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, это такой проект, знаете, он в перспективе и я не знаю, имею ли я право сейчас о нем рассказывать.

Е.АФАНАСЬЕВА: Раз презентовали, наверное, уже имеете?

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, пока еще мне-то не сказали результаты.

Е.АФАНАСЬЕВА: А, можно или нельзя говорить. (смеется)

И.ОХЛОБЫСТИН: Можно или нельзя. А я – человек последовательный в этом отношении. Мир шоу-бизнеса – жестокий и мстительный, поэтому нужно соблюдать все самые маленькие нюансы.

Е.АФАНАСЬЕВА: В общем, ждите на Первом канале Первый класс.

И.ОХЛОБЫСТИН: Да. Ну, это интеллектуальное шоу... Нет, это интеллектуальный таблоид, вот так вот.

Е.АФАНАСЬЕВА: Интеллектуальный таблоид? Боже, какое интересное сочетание.

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, насколько это возможно.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вячеслав, расскажите тогда. Вы начали очередной сезон «Универа», у которого тоже поклонников много. Может быть, не совсем это радиостанция «Эха Москвы», аудитория, а более молодая в массе своей. Чем он будет отличаться от предыдущих, раз у вас там уже 200 с чем-то серий?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Ну, он будет абсолютно новым, потому что абсолютно новые декорации, абсолютно новая съемка. Останутся старые герои – не все, но останутся. Я думаю, что с осени на ТНТ смотрите. Это тоже будет снято на кино, будет красиво. Это будет намного взрослее и, быть может, мы даже немножко зацепим аудиторию «Эха Москвы.

Е.АФАНАСЬЕВА: А вы сказали про новую декорацию – я как раз здесь уже сейчас не найду смску. А в какой больнице вы снимаете «Интернов»?

И.ОХЛОБЫСТИН: Да. Нас всегда ругают, что таких больниц не бывает. Ну, мы снимаем не в больнице. Это большой павильон специально построен. Когда говорят «Почему такие широкие коридоры? Таких не бывает». Это для того, чтобы камера могла облететь артиста.

Е.АФАНАСЬЕВА: Иван, очень интересная смска от Кости: «Терпеть не могу Ивана О, но всегда слушаю от и до с респектом».

И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, мы можем быть разные, но во многих вещах мы имеем одинаковые суждения. Я так верю в массовое бессознательное...

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот так вот. Что Костя попадает где-то в бессознательное вместе с вами.

И.ОХЛОБЫСТИН: А я вынужден. Вы знаете, это как слушать из нелюбимого радиоприемника любимую музыку. Вот так вот.

Е.АФАНАСЬЕВА: По нелюбимой радиостанции?

И.ОХЛОБЫСТИН: По нелюбимой радиостанции, да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Давайте еще один звоночек. 363-36-59, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

Е.АФАНАСЬЕВА: Здравствуйте.

И.ОХЛОБЫСТИН: Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Здравствуйте.

Е.АФАНАСЬЕВА: Как вас зовут, вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Вадим из Рыбинска.

Е.АФАНАСЬЕВА: Пожалуйста, говорите. Мы слушаем вас. Приемник выключите и говорите, пожалуйста, в телефон.

СЛУШАТЕЛЬ: Иван, я вас помню еще по первому фильму, в Рыбинске снимали.

И.ОХЛОБЫСТИН: Да, «Нога».

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Очень запомнил вас тогда. С тех времен еще мне понравилась ваша игра. Вопрос. Скажите, почему восточные единоборства? И больших успехов, и в большей степени в «Интернах». Все.

Е.АФАНАСЬЕВА: Спасибо.

И.ОХЛОБЫСТИН: Все очень простенько. Я – прагматик. Восточные единоборства – это клинические испытания в течение 600 лет. То есть это то, что можно преподавать детям, от самого начала не опасаясь, что они травмируются. Вот, спрашивают: «Почему у русских, предположим, нет своей какой-то борьбы, которая была бы в совершенстве?» А у нас методом естественного отбора. У нас все воевали, у нас все наемники, нам это свойственно. И у нас получалось, что каждый человек – своей стиль. Кто выжил. А Япония, Корея – это, все-таки, небольшие страны, и они позволили себе развить такую методологию, а, соответственно, выработали какие-то основные концепты, основываясь на которых можно, не опасаясь травматизма, обучать с самого раннего возраста. Вот поэтому восточные единоборства.

Потом это очень систематизирует внутренне, это сбивает стресс и никакой агрессии в этом. Я, вот, сколько ни занимался, но я не могу себе представить человека, выходящего с тотами на улицу из спортивного зала, занимающегося боевыми единоборствами, злым или, там, агрессивным. Это нереально. Потому что, во-первых, это противоречит самой философии борьбы, ты не можешь быть ни злым, ни добрым. Ты должен быть нейтральный – только так ты сохранишь объективность и оптимизируешь бой. Но это как геометрия, это, вот, искусство, это высокое искусство. И потом выплеск адреналина уже до такой степени велик на тотами, что когда ты выходишь на улицу, ты зла вряд ли кому-то... Это такой же абсурд как статья, там, обкуренные хулиганы бежали с ножами. Господи, ну, вот, я прожил сложную жизнь, начиная с 90-х. Я не могу себе представить обкуренного насильника. Обнюханного – да, обколотого – сколько угодно, опитого... Но обкуренного, который бежит за кем-то с ножом, ну это просто вот... Как медик, скажи, это невероятное. Там другая химическая конструкция.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Он бы с удовольствием за этим наблюдал. (смеется)

И.ОХЛОБЫСТИН: Вот, наблюдал – да. Без удовольствия, кстати сказать, потому что они еще и доброхоты, как правило. Хохотуны-доброхоты. И очень много нелепостей и стереотипов. Вот, пожалуй, и все. Заболтался.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что же, к концу подходит эфир у нас. Вопрос от Гены: «Продали ли права на сериал «Универ» в Китай? Была такая информация в прессе». Вячеслав?

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Ну, информация некая была. Сейчас мы занимаемся тем, что переводим «Интерны» на английский язык.

Е.АФАНАСЬЕВА: А они будут на китайский?

И.ОХЛОБЫСТИН: На китайский рановато пока. (все смеются)

Е.АФАНАСЬЕВА: Понятно.

И.ОХЛОБЫСТИН: Китайцы все сами сделают.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Да.

Е.АФАНАСЬЕВА: Ну что, вот у нас сегодня совпало, во-первых, День отцов – поздравляем отцов. Во-вторых, День медицинского работника. Я думаю, вы все равно прямо или косвенно причастны.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Мы всех коллег поздравляем тоже. Всем спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Я думаю, что на полном серьезе без всякого смеха можно поздравить людей.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Святая профессия, на самом деле, да.

И.ОХЛОБЫСТИН: Особенно бюджетников. Мы настаиваем в диалогах и где можно...

Е.АФАНАСЬЕВА: Что ваши врачи – бюджетники?

И.ОХЛОБЫСТИН: Бюджетники, именно бюджетники.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Бюджетники, да. Да, в красивой больнице, но денег они получают мало. Знайте, мы с вами.

Е.АФАНАСЬЕВА: Вот. И думаю, что как раз люди этой профессии восприняли ваш сериал достаточно позитивно, потому что я не видела таких массовых откликов и негодования. В общем, иронию добрую...

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Потому что врачей показали врачами добрыми, хорошими и без капельки крови или как это бывает, у нас же все врачи в серых халатах, такие, с почкой в руках куда-то бегут на телевидении. А у нас ни одной капли крови не было.

Е.АФАНАСЬЕВА: А у вас крови не было. Ну что? Я желаю вам успеха с продолжением, 120 серий – далеко не предел.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: Спасибо огромное.

И.ОХЛОБЫСТИН: Спасибо.

Е.АФАНАСЬЕВА: Дай бог вам сил на это и все прочее. Будем в твиттере читать дальше. Желайте нам там спокойной ночи и волшебных слов, и не только. Елена Афанасьева, прощаюсь с вами до следующего воскресенья. Всего доброго, до свидания.

И.ОХЛОБЫСТИН: До свидания.

В.ДУСМУХАМЕТОВ: До свидания. Спасибо.

И.ОХЛОБЫСТИН: Спасибо.

Комментариев нет :

Отправить комментарий