6 мая 2011 г.

Охлобыстин о музыке.

Иван ОхлобыстинRS прослушал вместе с Иваном Охлобыстиным альбом Гэри Ньюмана «Telekon», записанный тридцать лет назад    
«This Wreckage»
«Telekon» - это антиутопический альбом Ньюмана. Вызывает ассоциации с «Метрополисом» Фрица Ланга и «Заводным апельсином» - фильмами, на которых я учился во ВГИКе.
«We Are Glass»
Эту песню Гэри Ньюман написал под влиянием статьи, опубликованной в научном журнале, где утверждалось, что люди произошли из стеклянных осколков. Есть похожая теория Захарии Ситчина о движущейся двенадцатой планете Мардук. Якобы много тысяч лет назад она ударилась об Луну, осколки упали на Землю, и так появилась биологическая жизнь. Кстати, по легенде, в 2012 году эта планета возвращается к Земле.
«The Aircrash Bureau»
После записи «Telekon» Гэри Ньюман взял паузу и решил осуществить свою мечту - облететь вокруг земного шара на собственном самолете. У него ничего не вышло: его поймали где-то на одной из границ по подозрению в шпионаже. Кстати, в 1980 году и я совершил свой первый полет на самолете. Очень не понравилось. Я вообще недолюбливаю авиацию. Пока не будет побеждена гравитация, все, что передвигается по воздуху, опасно.
«Telekon»
Гэри тогда экспериментировал с внешним видом: одевался то в костюм с галстуком, то в страшные футболки, то в рваные брюки с подтяжками. Я тоже обычно одет непонятно как - то ли я сотрудник биометрического центра, то ли лесник, то ли компьютерщик со склада.
«Remind Me Тo Smile»
В 1980 году я, пятиклассник, ехал из Москвы в пионерлагерь в Сочи. Вдруг водитель остановил автобус и сказал, что умер Высоцкий. Мы, дети, потом всю дорогу почему-то ехали молча. Тогда же я познакомился со своим первым московским другом Борисом Пороковым - он сейчас работает водителем трамвая. Есть люди, от которых исходит что-то. Хочется сидеть рядом и молча улыбаться.
«Sleep Вy Windows»
У меня всю жизнь была мечта - освоить гитару. В 80‑х я даже брал уроки, ходил в подвал к преподавателю, где за пять копеек меня учили играть «Во саду ли, в огороде». Но дальше этого не пошло. Зато теперь на гитаре играет моя девятилетняя дочь, у нее абсолютный слух.
«I'm Аn Agent»
Суперагентом я всегда чувствую себя на охоте. Однажды на меня вышел кабан, в пяти метрах буквально, и я его не видел. От неожиданности я начал ожесточенную пальбу, и до меня он добежал уже без головы. Видел, как на медведя ходят с ножом - люди, совсем не похожие на Арнольда Шварценеггера. Снимают с себя ватник, кидают его медведю, достают нож, и пока мишка разрывает ватник, ударяют ему ножом в живот.
«I Dream Оf Wires»
Композиция вызывает ощущение скорости. У меня однажды был случай. Я на Домодедовской несся с адской скоростью на байке, за мной увязались мотоциклисты ГИБДД. Я хорошо знал район и свернул в нишу длинного двора, но не рассчитал угол поворота и вшпилил в железный мусорный бак. Мотоцикл - вдребезги, меня вырвало из седла, и я полетел. Хорошо помню этот полет - над детской площадкой, над грибком. Приземлился рядом с лавочкой, где сидели два пенсионера. А я встал и пошел. Сотрясение мозга, правда, получил.
«Remember I Was Vapour»
Я сам произошел из пепси-колы. Первое мое рождение произошло из бабушкиных пирожков в 60‑е, второе - в 80‑е, когда я впервые попробовал пепси-колу. Это казалось чем-то запредельным! До сих пор очень люблю этот бесовский напиток.
«Please Push No More»
Папа мой к началу 80‑х от нас уже сбежал. Испугался, что мама его зарежет. Но претензий к нему никаких: он герой четырех войн, гусар и мог себе такое позволить.
«The Joy Circuit»
Очень завершенная, цикличная песня, иллюстрация моих отношений с моим ВГИКовским другом Петей. Я относился к категории гумилевцев, а мой друг был почвенник. По ночам мы писали сценарии в противоположных жанрах и вели жестокие дебаты. Он умер от цирроза печени: как почвенник не смог смириться с алчностью этого мира.
«I Die: You Die»
Смерти я никогда не боялся, но настоящее чувство страха испытывал. Я занимался хаджа-йогой и довел себя до тех пределов, когда открылось нечто, что меня ужаснуло.
«A Game Called «Echo»
Помню, я мальчишкой ходил на Ваганьковское кладбище слушать эхо от играющего на похоронах органа. А сейчас у меня бывают приступы вегетососудистой дистонии, когда ослабевает слух и обоняние и окружающие звуки слышатся как эхо.
«Photograph»
Сентиментальная вещь, по которой можно судить о душе художника. Я сам очень сентиментален. Наверное потому, что первая влюбленность ко мне пришла далеко не в детстве. Просто я понимал, что пока зарабатывать не начну, с женщинами мне ничего не светит.
«Trois Gymnopedies (1st Movement)»
Синтетический ответ великому минималисту Эрику Сати. Такая музыка, которую нужно слушать сидя где-нибудь на греческом побережье и накладывая на нее картинки жизни. Антиутопия, в том числе и ньюмановская, вообще здорово воспринимается в Греции, близко к Олимпу и богам. Летом туда собираюсь. 

Автор: Катерина Фадеева
"Rolling Stone", №69

Комментариев нет :

Отправить комментарий